?

Log in

No account? Create an account

Умерла наша Тара



Таксу подарила нам моя подруга Жанна Немсицверидзе 15 лет назад. В питомнике ее назвали Офелия Даксхунд - весь помет называли на О - Одетта, Одилия, Отелло. Благородных кровей, клеймо на животе. Но мы назвали ее по-своему, сказали надо так - первая буква фамилии владельца, 2 слога, в середине Р, вариантов немного. Она была очень хорошенькая, гладкая, грациозная, никогда не была толстой до самого последнего года. Легко запрыгивала на диван, подоконник и даже стол. Воровала сосиски, конфеты, котлеты из банок, в общем все что хорошо пахло и плохо лежало, но делала это с очень благородным видом. Ее подарили Саше, и он очень ее любил, но кормила-то я, потом и Леха, так что она делила свою любовь. Очень любила мою маму и всех наших детей, хотя немного профигела, когда Катя родилась дома, не знала как ее защищать, лежала всегда между ней и врачом например, молча, но настойчиво оттирая чужих от малыша. И Петю любила, и Тоню, и они ее тискали и обнимали.



Мы оказались не очень упертыми собачниками. В собачью школу нас не взяли, сказали что она слишком умная для дрессировки. Мы просто с ней жили. Раньше она спала со мной в кровати, но потом Леха ее выпер, и она не сопротивлялась, вообще признала в нем хозяина. Мы брали ее пару раз в поход на речку, но она прыгала с байдарки при любом шорохе из прибрежных кустов, и Леха вылавливал за хвост или ошейник, она впиралась в палатку во всей красе, в общем мы бросили это занятие. Брали всегда на дачу. Она любила бегать с нами на лыжах - стояла лапами на лыжах, или прыгала и прыгала по лыжне, с удивительным упорством. Вообще у нее всегда был свой план. Если она решила бежать с тобой - будет бежать. Будет выть, пока ее не возьмут с собой. А в другой раз нормально остается одна. Многие годы она всегда, всегда влезала во все фотографии. Поставишь людей фотографироваться, и вдруг раз - и в кадр вбегает Тара. Когда у нас дома был оркестр, она уже плохо видела и слышала, но ложилась всегда в самом центре и кайфовала, может быть на этих частотах ей было приятно. В последние годы нам вообще стало казаться, что она говорит. По крайней мере мы абсолютно всегда понимали, что она хочет. Она просто смотрела в глаза и все передавала. Саша говорил, что она похожа на креветку, так она всегда спала свернувшись.



Она стала больше спать, погрузнела, несколько раз уже собиралась умереть, сломала ногу, но все выживала и выживала. Очень много вложил в нее Леша, спокойно воспринимающий все проблемы, таскал ее на иголки, гуляли они в основном с Сашей по очереди. Ну а потом начался рак, но мы спокойно жили с этим, лечили симптоматически, и мне кажется она была нам благодарна и не мучалась. Она спокойно спала, гуляла, пусть медленнее. Поседела. Рак ухудшился, но мы все равно лечили ее. А потом  она попала под мою машину прямо у дверей дома в Еремине. Как так получилось? Как получилось, что я задавила свою собаку. Утешаю себя тем, что у нее на все был план, так она решила.



Мы похоронили ее на настоящем кладбище домашних животных недалеко от Дуброво, от нашей дачи 15 минут на велосипеде. Будем ездить, сажать цветочки. Тара, верный друг, скучаю по тебе, по-прежнему не оставляю сумки с едой на полу. Это так правильно, когда в доме собака. Тара была нашим домовым, что теперь.

Саше 23

Ну а Санек наш вона какой. В этом году он стал преподавать в нашей Утренней школе и вообще заниматься детьми, бросил другую работу и институт, стал высыпаться много готовить, съездил в Индию и посмотрел сериал "Чернобыль" раньше нас. Мы много разговариваем по ночам про судьбы человечества.




На 1 мая он ездил с товарищами на бушкрафт - это такой... вид туризма что ли, когда выезжаешь в лес и все строишь своими руками (и только бекон для оборачивания запекаемого в фольге картофеля приносишь с собой). Переплывали Волгу на байдарке. Чувствую вернется к истокам.




Рада что он такой, что они снова дружат с Лизой, что его обожают братья и сестры, что мы полетим осенью все вместе в Непал. Все хорошо.



Еще фотки ДР мои и лизины

Папе 80

Много было планов, идей, что сделать к папиному юбилею. Многие говорят как? Он же умер, какой же праздник? Но мне это совсем не странно, а странно и обидно, что мы таки ничего не выпустили, подзаглотила суета. Ни ничего, исправимся.




Эх, папочка. Как часто мама стала перетряхивать твой фотоархив в поисках фотографий для поминок... Не пришли Сокири, Володя Соколов не принес сирени, сегодня похороны Пяткова. Но есть и хорошее - их места не пустуют, мы по-прежнему не умещаемся за одним столом, Дудоладов разучил пару новых песен, а дядя Леня приехал с внучкой Полиной. Сирень твоя зацвела в Омутищах. Надеюсь, ты читаешь мой жж. Ну а я фотографирую дальше. 

Метки:

2018-2019, пятый учебный год "Утренней школы" прошел спокойнее, конструктивнее и... немного холоднее. Мы реже встречались все вместе - с одной стороны, это отражает проектную концепцию, которую мы развивали весь год ("я хочу делать это и ищу команду, присоединяйтесь"), но все же иногда и жалко, что нет эдакого общего угара. Но в проектах, локальных группах, на конкретных событиях жизнь кипела и взаимодействие было, мне кажется даже ярче, глубже чем раньше. Концепт на начало июня можно посмотреть в моей презентации, показанной на "Я живу - я учусь". В других наших материалах этого фестиваля можно увидеть результаты кооперации с другими школами и работами в ТО "Острова", круто развивавшейся в этом году.

А вот итоговый ролик "Утренней школы" made by Света Костыгова:



Чуть больше фотографий наших событий за год

В мае мы пробовали новый формат планирования с реальным участием детей и поняли, что в самонаправленном образовании, которое мы развиваем, мы боялись совсем не того, что надо было! Мы думали, что "оставь человека в покое и он ляжет на диване", что без внешнего вдохновения и мотивации дети ничего не захотят, замкнутся в своих локальных играх и текущих интересах и т.д. А оказалось, что во-первых не бывает "без внешнего вдохновения", если живешь в открытом мире. Все время что-то происходит вокруг, фонит, зажигает, зовет. А во-вторых, реальные проблемы/ задачи - это а) проводить таки свою линию, б) ресурсы! Опытные взрослые обычно уже до старта соразмеряют свои идеи и желания с возможностями, ну или способны подтянуть сверхресурсы ради сверхцели. А дети нет! Это круто, потому что они реально мыслят out of the box, но у нас реально заканчиваются силы обеспечивать все желаемые активности. Мы и есть их сверхресурс. Будем думать, что с этим делать - вводить какие-то стартовые ограничения, или переносить вес на самостоятельный поиск ресурсов или...

А пока  - мы открыли лето традиционным лагерем в Еремино и выпуском Большой Кулинарной Книги "Утренней школы":



Аннотацию к книге можно считать текущим концептом и статус-кво нашей школы:

«Утренняя школа» — это неформальное сообщество семей, совместно обучающихся всему, что
хочется: писать стихи и плавать, ставить спектакли и выпускать книги, петь, читать, рисовать,
играть и конечно готовить. Мы все очень разные, поэтому нам так интересно собираться вместе,
обмениваться рецептами, готовить и пробовать что-то необычное. Говоря обобщенно, в этом и
есть смысл свободного образования, идущего от интереса каждого человека и реализуемого в
командной коммуникации людей разного возраста и опыта. Поэтому для нас эта книга не только
про еду. Но еда в ней тоже очень вкусная и простая, вас ждут 48 рецептов салатов, горячих
блюд, десертов и напитков. Присоединяйтесь.
© Тексты и фотографии: Надежда Артемьева, Кристина Варнавская, Василий, Мария и Анна
Белоусовы, Ирина Гаврилина, Екатерина Гердзюшева, Антонина, Екатерина и Петр Даниловы,
Светлана, Александр и Максим Евграфовы, Юлия Жабыко, Татьяна Иванова, Алексей Каленик,
Яромир Калинин, Светлана и Тимофей Костыговы, Антон и Ольга Кузнецовы, Юрий Лопатин,
Тимофей Найденов, Варвара Олеоленко, Софья Писклова, Юлия Соломатина, Анна Спирина,
Анна и Александр Турчаниновы, Анна Шишкина, Татьяна Щанина, Дениза Юсифова




Продолжение следует.

Кем быть

Дети часто спрашивают меня, кем я хочу быть, и я говорю - писателем. Но еще больше я хочу стоять в длинном коридоре больницы №40, напротив кабинетов 3-7, и обнадеживать онкологических больных.

Длинная очередь, чтобы попасть к 14ти, люди приходят к в 11. А может быть они как раз приходят, чтобы пообщаться? Никто кроме меня не бесится из-за очереди.

"А вам сколько сделали? 6? И как? Очень тяжело? А мне назначили 10, как думаете - это хорошо?" "Одна женщина у нас лежала, молодая совсем, так вот, ей все отрезали, потом сделали 20 химий, и лучи. - И как она? - Да не знаю, не видела больше". Плохих историй никто не рассказывает.

Приходит женщина с таким потерянным взглядом, даже не думала что такое бывает, просто как во сне идет, как водится, молодая совсем. В руках как у всех - конверт с документами, как письмо Богу несет. Кто последний? А в кабинете сначала радиолог принимает с 11ти, а потом гинеколог с 14, и часть очереди сидит к 11, а часть к 14. Ее спрашивают - вы к кому? - К кардиологу, к кардиологу. - Да здесь нет кардиолога! Идите в регистратуру. Возвращается. - Сказали в 7 кабинет. - Ну да, это 7й, только Вам к 11ти или к 14?

Вижу она сейчас в обморок упадет. Умоляюще так говорит: "Дело в том, что мне на госпитализацию". Беру у нее направление, там понятно что ей к гинекологу. Сидите, говорю, в этой очереди.

И вдруг потянулись ко мне бабки и женщины со своими направлениями! Говорят, и у меня проверьте, туда ли сижу. Отнекивалась я отнекивалась, но вопросов не возникало - если держать направление не вверх ногами, то там написано, какой нужен врач.

Но не хотят они их читать! Включается защитная реакция организма, понимание не работает. Кто-то и правда никогда вообще ко врачам не попадал и не разбирается. Я всем говорю - да вы не переживайте, тут и здоровому не разобраться! Направление в диспансере, анализы через 3 недели, со всем этим сюда и тебе скажут какие доп анализы, и тогда уже назначат, но куда непонятно, это надо записаться к районному онкологу, и тд и тп. Мы с теткой в тот раз пришли и отстояли 3 часа получается только за списком анализов.

За кого-то все делают родственники, но это не лучше - больной окончательно отключается и становится таким медицинским объектом. Более-менее все в итоге разбираются, а может быть просто тратят как раз эти тревожные годы на четкий порядок полубессмысленных, часто ритуальных действий, и это хорошо, и это правильно. Ну а что, дома сидеть переживать? К одному врачу сходил, к другому, так глядишь и время прошло, и лучше стало, ну или наоборот.

Но знаете, что спрашивали меня соседи по очереди, протягивая свои направления и истории болезни? Я вылечусь? У меня очень страшный диагноз? А вы знаете случаи, когда вылечивались? А правильно я все делаю?

И тут не нужны правильные рациональные ответы, которые дают врачи. Им нужен ответ - конечно правильно! Не такой страшный! Есть случаи! У вас есть шанс! (И это всегда правда).

Одна тетенька в другом коридоре сидела сидела, елозила, наконец стала всех спрашивать - ну скажите, делать или не делать мне операцию? Все конечно говорили - этот как врач говорит. А она: "Ну врач-то хирург, он всегда скажет резать! А что если оно само уйдет?" Все отворачивались к своим тревогам и делам, а она все и на операцию не идет, и не уходит. Пристала ко мне. Ну я ей зеркалю зеркалю что-то неопределенное, повторяю ее последние фразы. И тут пошел у нее процесс решения, она зацепилась за какой-то собственный факт, и решилась, и просветлела, и пошла. А надо то было всего - ее послушать и помычать.

Не надо никаких обоснований, фактов, просто чтобы кто-то улыбался и говорил что все будет хорошо. Работа мечты. Это вам не ставку дисконтирования считать. Эта работа абсолютно нужна прямо сейчас, 100% запрос. Это как давать пить. Нам кто-то должен улыбаться и говорить, что есть шанс. Вот таким писателем я хочу быть.

А Иваново - город...

Оказалось, что и женихов, и больших семей, фабрик, институтов и театров, мекка конструктивизма и очень необычный для меня, не старый, не маленький, не большой, живой город. По делам "Семейных архивов" была в командировке, много брала интервью и фотографировала, ходила медленно пешком и смотрела по сторонам, пила одна в баре и ела жареную картошку на старой кухне.

Конечно, если бы не лекции Центра авангарда и лично Ксении Гусевой,  да еще не городоведческие фб-материалы моей одногруппницы Юли Зинкевич, я вообще не стала бы смотреть на жилые вроде бы как современные, но подразрушенные дома. 10 лет назад мы проездом были здесь, и даже не остановились, приписав городу ярлык депрессивного пром региона.

Глаз туриста привычно ищет "красивый старый город", старую площадь, церковь, крепость и т.д. А тут этого нет - Иваново-Вознесенск образован в конце 19 века из нескольких деревень, вокруг текстильных фабрик. Это пример реализации урбанистических идей конца 19 - начала 20 века, социалистического конструктивизма. Здесь есть целый район - Город-сад, Дом-корабль, Дом-подкова, Школа-птица, первая фабрика-кухня и т.д. Целые большие кварталы построены так, как мечтали перестроить всю страну в 20-30е годы. Все это живет не как памятники, а как обычные жилые и административные дома.



И вдруг мне все это понравилось, как будто из-под современного города-труженика-торговца и через 100 лет проступают очертания Города мечты. Большие окна, балконы, арки. Большие дворы и много зелени. Широкие коридоры в школе. Все неодинаковое. Немыслимое количество театров. Самый большой в стране цирк. Филармония. Самое большое количество ВУЗов на человека. Широкие пешеходные части улиц (это не сегодня в Москве придумано!). Ах, если бы все это оказалось явью, если бы так и зажила наша страна, наши города! Если бы все люди захотели готовить на общей кухне и отказаться от частной собственности, а после трудного рабочего дня вместе петь, играть и постигать высокие науки в светлых залах библиотек... Но то ли климат не тот, то ли... Учительница в школе сказала: "Мы гордимся нашими окнами, посмотрите сколько света! Но очень холодно зимой, не наш это проект..." Ну и стали все заколачивать, делить, достраивать, стекла поменьше, бетона побольше, а то и сайдингом все зашить или какими прекрасными розовыми железными панелями, да вывеску свою побольше повесить...

Но кто-то как верил в Город мечты, так и жил, и сейчас живет. В той же школе мне сказали, что отсюда стала уезжать молодежь только в последние годы, да и то немного. Остаются здесь учиться и работать. Очень много новостроек.

Говорят, город маленький, "ничего плохого сделать нельзя", все друг друга знают. Говорят "а вон наш прошлый мэр в машину садится, а что, он вот здесь живет, мы все его знаем, он наш". Говорят "этот человек совершенно замечательный, этот превосходный, этот - лучший в Иваново, а этот самый известный в стране, да все люди здесь такие хорошие!". Меня приятно удивил культурный уровень всех, с кем мне довелось пообщаться. Видимо, крепкий костяк технической интеллигенции, строивший заводы в конце 19 века и в 30-х годах, плюс бомонд, съезжавший в более тихое Иваново в тяжелые времена, дали очень здоровый и живой замес.




Мы сидели во дворе той самой Школы-птицы (правда к ней в 70е пристроен большой хвост), когда открылась задняя дверь, и дети 2-3 класса в спортивной форме выбежали на улицу. За ними физкультурник со свистком, журналом под мышкой и в черных очках, ну прямо классика. "Стройсь! Направляющий должен стоять где?! Направляющий должен стоять где?! - повторил он раз 5 - Мы с первого класса это учим! Сколько говорить вам уродам!"... Мы ушли поскорее, мое гуманистическое сознание страдало. А дети, если честно, и в ус не дули!

Мне нравилось потом сидеть на улице Ленина и смотреть на школьников, волочащих по земле мешки и портфели домой, болтающих о чем-то, улыбающихся, свободных. Все проходит, даже физкультура, даже зима, и остается светлая большая улица, большие окна, широкие двери, разные дома, разные люди. Думаю,это не только замес инженеров и театралов дал Иванову хороший генофонд, но и архитектура таки повлияла. Это работает.

Йогурт против Пушкина

Я тут участвовала в дискуссии в прямом эфире на тему свободы в образовании, ну и конечно началось снова про Пушкина, про закон Ома, "неужели Вы считаете что все это не надо", "это же культурные коды" и т.д. Все время попадаю в эту ловушку - "опять об Пушкина" (кстати, кто считает культурный код?) Простите, АС, я люблю Вас, но не как последний бастион культуры! 19 октября за ужином я читаю детям Ваши стихи, да и так часто, без повода.

Но я против того, чтобы ставить перед образованием любые фактически измеримые цели типа "прочитать такие-то или столько-то книг", "выучить такие-то законы", "знать таблицу умножения". Для меня образование - это про другое. Это цепочка: жизнь - интерес или необходимость - получение знаний и умений - осмысление и применение в жизни. А не так: чужая жизнь - получение знаний и умений - оценка - попытка все это применить.

Заменили только п.1 - а уже все это становится бессмысленным. Ну и как только перешли к оценке фактических показателей - тут совсем получается ад.

Например. Сегодня Катя решила после завтрака пройти оставшиеся тесты аттестации за 3 класс (мы учимся в обычной школе на заочном отделении). Но сначала мы стали завтракать, и она спросила - а это свежий йогурт? Мы посмотрели на коробочку с йогуртом и час обсуждали, как прочитать эти цифры и что они означают. Оказалось, для ребенка все это совершенно не очевидно! Вот какие вопросы мы обсудили вокруг одной крышечки йогурта:
- как различить дату и время при написании
- как отличить дату производства от срока годности
- почему иногда пишется одна, а иногда 2 даты, как это понять
- сколько месяцев в году
- какой сейчас месяц по счету
- как отличить в дате число от месяца
- сколько дней осталось этому йогурту
- свежий ли он
- сколько дней осталось до дня рожденья и как быстро посчитать
Тут и логика, и математика, и окружающий мир, и здоровое питание.

Ну а потом она села за аттестацию... Конечно, сама идея тестов по окружающему миру, музыке, ИЗО, реферат по физкультуре - это издержки заочного обучения. В обычной школе учитель как-то поставил бы оценку по результатам общей работы за год.


Но! Они живут в мире, где есть правильный ответ на вопрос "какой платок можно назвать праздничным" или "сколько раз надо мыться с мочалкой" (правильный ответ был "не реже раза в неделю"), где третьеклассники параллельно с этим коротко-обзорно изучают Александра Невского, орфографию и налоги, а потом все это вместе называется "культурным кодом", и по нему их проверяют и классифицируют.

Да, уважаемый собеседник в прямом эфире проверял меня на знание Капитанской дочки, фотосинтеза и греческих философов. Быстро в лоб спросить что-то типа "сколько станций в Московском метрополитене? не знаете? ну какой же Вы москвич?" - универсальная манипуляция в нашем мире ЕГЭ. Я потела и думала "Хорошо, что недавно водили Улю на спектакль", но это мне не помогло, была дура - дурой все равно, т.к. по настоящему правильные ответы знает только он. Как говорят в школе, "мы проверяем не общую эрудицию, а знание учебника Плешакова". Так что не надо мне про культурные коды. Давайте лучше про йогурт.

Папа говорил, что жизнь коротка, и не надо возвращаться в одни и те же места, "мы здесь уже все взяли". А меня год за годом притягивают Зеленогорье, Латвия, Карелия ... Каждый раз не хватает времени надышаться, насмотреться, просто посидеть потупить, "взять все". Ну папа он спортсмен, бегал - фотографировал, а мне все хочется медленнее, медленнее, зависнуть в моменте, на одном конкретном камне... этим нельзя насытиться.



Но кажется глаз имеет свойство проматывать знакомые пейзажи и впечатления, и каждая следующая поездка ощущается короче. Правда это открывает место для внутренних процессов, ты уже не фокусируешься на горизонте, виде, ничто не отвлекает тебя, но тогда и само перемещение вроде как теряет смысл?




Да, но я хочу именно в эту крепость, к этим серо-зеленым склонам с голубым волошинским горизонтом. Здесь запускается сонастройка тогда и сейчас. Замечаешь, как прошло время, а что не сдвинулось.




Самая загадочная штука - время! Успеешь добежать до автоспуска? Нарисовать до дождя? Сколько простоишь в позе дерева? Когда разрушился этот дом? Если приезжаешь в знакомое место, да еще такое, которое не имеет агрессивных амбиций захватить тебя полностью, попросту говоря ты ему не особо нужен - перемещения во времени, вкус времени выходит на первый план.





Вот эти корабли плыли вдоль горизонта доолго доолго. Ровно на одну мысль.






Ну а про поход и говорить нечего - готовишься долго, идешь еще дольше, а в целом, глядя назад, все кажется одним небольшим днем, как раз между двумя мыслями - об этом походе и о следующем.






(Мы в этот раз супер кремни и молодцы, особенно Тоня - 18 км на холоде и под дождем! "Кто придумал весь этот поход??" - кричала она и топала ногами в грязь, но шла и шла).




Да, так о чем это я... Острожно тут надо, не спугнуть. Продолжим исследования в следующем году.





Все наши крымские фотки этого года здесь

PS Отдельное спасибо зеленогорским эльфам Тане и Жене, за воротами дома которых время точно течет по-другому, они перекатывают его в руках как шар и любуются. Они скоро открывают Музей языков мира.


"...Я 1922-го года рождения, в марте мне исполнилось 97 лет. До войны я работала учительницей начальных классов. Детей рождалось много, и открывались новые школы, новые классы. В нашей деревне Аревское Рогачевского района школу расположили в каменном доме семьи, которую угнали в Сибирь, они отказались вступать в колхоз. Очень жестко проходила коллективизация, были забыты ленинские заветы - что только когда дозреет единоличник, тогда он сам придет в колхоз. А Сталин все закрутил, и вот большевики агитировали, угрожали списком, что кто не вступит, поедут в Сибирь...

В 1941 году мы сентябрь проучились, октябрь, почти закончили вторую четверть. И вот в последних числах ноября приезжает посыльный из райцентра: детей распустить, школу закрыть, все свободны. А на моем иждивении была бабушка 70 лет. Прихожу я домой и говорю - бабушка, я теперь никто, работы нет, еды нет, что делать не знаю. Война. А она была человек религиозный, села, так руки на коленях сложила и спокойно говорит - что Бог дал, то и хорошо. Ну сидим мы с ней. И вдруг с улицы как ух! Что-то ухнет сильно сильно! Выбегаю на улицу, и соседи все выбежали - пыль, дым, все стоит столбом, детские листочки по небу летят. Снаряд попал прямо в здание школы!

Сидим тихо. На следующее утро, 28 ноября, в деревню вошла немецкая мото и автоколонна. В дом стали входить солдаты, офицеры. Целый день туда-сюда. Один зашел, лег на печку и заснул. Мы тихо сидим, привалились к стеночке. Ходили, все какие-то вещи смотрели, сменялись.

На следующее утро к дому подъехал Виллис, в нем штабист, с ним адъютант - повар, слуга, четыре эсэсовца и русский пленный из-под Могилева, Иосиф, они звали его Юзеф, он обслуживал Виллис. Остановились у нас. Каждое утро штабист в 8 утра уезжал, повар готовил еду. И какие немцы аккуратные, тщательные, как у них хорошо организовано хозяйство! Он так быстро печь затопил, всю посуду разложил, взял прямо 8 кур и раз их в чугунок, вынимает через минуту - они уже без перьев. А мы бывало щиплем, щиплем... Но это от того, что они не собирали пух и перо на подушки. Ели они окорочка, гороховый суп, сухие галеты, кур. Хлеба не было. С нами говорили по-русски, они же с границы шли по нашей стране, уже выучили русский. Ну и я учила в школе немецкий, свободно говорила. Я спросила Иосифа - Юзефа - что заставило тебя пойти на службу врагу? Ведь он сам, добровольно перешел на их сторону. А он сказал - никогда не знаешь, как жизнь повернется, каждый эту жизнь сохраняет как может. Да, были и такие предатели среди людей.

Мы с бабушкой осмелели, голод заставил, пошли за коровой ухаживать, за другой скотиной. Кур всех наших и по всей деревне они съели, а другую скотину не трогали. К нам за все время оккупации никаких притеснений не было. Я потом много рассказывала о нашей жизни в оккупации людям из центра - говорю, ели их суп, их галеты. А что было делать? К печке они нас не подпускали.

Погода той осенью стояла прекрасная, сухая, солнечно, подморозило, дороги твердые, немецкая техника ездила, как по асфальту. Они говорили: как красиво! Русская Швейцария! Но Бог есть, Анечка! Через несколько дней начался такой циклон, такая вьюга, намело метровые сугробы, ну улицу не выйдешь! Тут же выбран был староста, и он ходил по домам, выгонял женщин работать, мести снег. А что его мести? Тут же снова заваливало.

8 декабря штабист как всегда в 8 часов уехал, а потом быстро вернулся, взволнованный, приказал всем срочно собираться. Я спросила Иосифа - Юзефа, что произошло. Он сказал, что советские части перешли в контрнаступление, и немцам пришел срочный приказ отступать. Уходили пешком! Техника их не шла по снегу! Все овраги в нашей деревне, вся наша русская Швейцария была заставлена брошенной немецкой техникой. Наши люди конечно сразу подсуетились, брали из немецких машин что можно. Но так подойдешь, а у нее такое дуло сзади - страшно! Так ушли из нашей деревни немцы, 11 дней длилась оккупация. Никаких жертв в нашей деревне среди мирного населения не было. Обо всем этом я много раз рассказывала поисковому отряду из Дмитрова, которым руководит Сережа Рыбаков. Рассказала, как мы видели, что два немецких мессера подбили наш истребитель между Новоселками и Чайниково. Вы если едете по Рогачевскому шоссе, видите это место. Этот самолет нашли ребята из поискового отряда Сережи Рыбакова.

На следующий день в деревню вступил наш первый фронт. К нам в дом вошел капитан, и с ним несколько бойцов. Они сказали бабушке - бабушка, бойцы всю ночь вели бой, им необходим ночлег. Легли прямо на полу, в таких телогрейках, в сапогах, в ушанках, с автоматами, в белых халатах. Парни - кровь с молоком. Капитан стал меня расспрашивать, что в деревне делали немцы, что делали эсэсовцы. Я сказал - пойдемте, товарищ капитан, я Вам покажу. Мы пошли к конюшне, где я видела, что стоял немецкий часовой. Все лошади были забраны на фронт или угнаны в тыл, и конюшню немцы приспособили под оружейный склад. Мы вошли туда - там были огромные штабеля снарядов, оружия! Капитан сказал: готовились к долгой осаде. Наутро они ушли, а оружие и боеприпасы забрал второй фронт, который шел за ними. А все немцы, которые ушли из нашей деревни пешком, на повороте, где сейчас стоит памятник, встретили наши части, шедшие из Клина, и все погибли. Весной к нам пришли другие части и забрали технику из оврагов, завели и уехали на ней, зарисовав зеленым белые кресты. Из немецкой техники били врага! А нам был приказ - все немецкие захоронения, которые были на нашей земле, уничтожить. Вырывали тела, уносили их в болото, кресты сжигали. Сейчас на местах боев стоял только наши могилы и памятники, а ведь немцев полегла здесь тьма тьмущая.

Наше хозяйство очень быстро восстанавливалось. С востока пришла гуманитарная помощь, из центра прислали технику, одежду, еду. Многие люди остались без крова, ведь немцы, уходя, сожгли 38 домов из 63х. До конца года мы уже не учились, а 2 января снова открылась школа, и в конце учебного года нам прибавили те две недели, которые мы провели в оккупации. Весной приехали плотники из Сергиева Посада и построили всем жителям новые домики.

Все хозяйство восстанавливали женщины, вечная им слава! Все мужчины призывного возраста были мобилизованы. У меня на фронте погиб под Вязьмой отец, брат был контужен и умер и похоронен в госпитале. 53 человека не вернулось в деревню. А кто вернулся – были больные, долго не жили. Мой муж был контужен, вернулся, но прожил всего 54 года. Все они очень быстро умерли. Те кто сейчас на парадах с орденами – все это штабисты, бумажные работники! Кто воевал, долго не жил. Был у нас один, с тремя Орденами Славы вернулся, значит кавалер, от всего освобождался, пенсия огромная, а ведь он всю войну просидел в штабе! Были и такие люди среди наших. Но был и патриотизм. Не зря Матросов бросился на вражескую амбразуру, и Гастелло! В наших краях таких было очень очень много.

А коллективизация… Там ведь как было. В 1931 году вышли эти указы, всех пугали списком, Сибирью. Мой дед был убежденный единоличник и отказался вступать в колхоз. Моему отцу пришлось отделиться от них, мы жили в разных домах. Мама с тремя сестрами, я с бабушкой остались, мужчины все потом погибли и умерли. И вот как назло – 31, 32, 33 год – страшный неурожай, голод! Что мы ели! В колхозе надо было работать за палочки, за трудодни. Все потекли в город, и Москва принимала - давала работу, жилплощадь. Поля давали с квадратного метра один росток пшеницы. Все перепахивали, сажали картошку, но и она не росла. Поля заростали, работать было некому. Америка завела свои товары в Торгсины, отец отнес туда обручальные кольца, бабушка отдала цыганские такие серьги – поменяли на два мешка ржаной муки. Но что это для семьи! Анечка! Нечего было есть, а еще хуже было с промтоварами, мы три года ходили как нищие, оборванцы! Тут вышел указ – один из семьи может вступить в колхоз, а другой может работать на производстве. Отец тут же записался на щеточную фабрику в Рогачево. Начались хоть какие-то деньги в семье. Мама с первой зарплаты купила мыла, и мы помылись впервые за несколько лет. И тут урожай! И техника пришла в колхоз – молотилки, жнейки. 1935, 36 год – урожаи, 37, 38й года – изобилие! Все было в магазинах, только знай деньги неси. Отменили карточки. 1940, 41й – хорошие годы! И тут война…

Два сына было у меня, поднимала я их после войны, умерли – один в 34 года, другой два года назад от инфаркта. Внучки есть, племянницы, но они со мной после похорон не общаются. Долгую я жизнь прожила, Анечка, и могу сказать, что чужие иногда бывают лучше чем свои..."




Антонина Ивановна Трофимова много лет проработала учительницей, почтальоном, много кто из персонала дома престарелых в Рогачево – ее бывшие ученицы. Все ее очень уважают. Она говорит четко, ровно, я без труда запомнила этот текст, взять диктофон не хватило духу, смотрела на нее во все глаза и записывала прямо внутрь. «У меня аж мурашки по коже!» -то и дело вставляли нянечки. Она бы еще долго могла говорить, да нам пора было уезжать. Мы поехали в ее деревню Аревское, это 6 км от Рогачево. Стали искать ее дом, она сказала «да пятистенок, сразу поймете там». Сразу узнали бывшее здание школы. Это снова частный дом. Разговорились с сыном хозяина, Анатолия Верещагина. Он сразу вспомнил Антонину Ивановну, сказал она очень уважаемая в деревне, самая добрая, просил передать приветы и обещал навестить. Показал ее дом. Сфотографировали, отвезем ей снимки. А она бы так хорошо посидела на завалинке! Хотела привезти ее домой в гости, но персонал сказал тяжело ей это уже, ходит то с двумя палочками. Не надо ее беспокоить.

Latest Month

Июнь 2019
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Метки

Syndicate

RSS Atom
Разработано LiveJournal.com