?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Умер Валерий Путрин

Вчера умер старый друг нашей семьи, Валерий Семенович Путрин.
Путрин 1

Он был одним из известных советских альпинистов, председателем Федерации альпинизма, главным тренером и судьей огромного числа соревнований и сборов. Я занималась альпинизмом, потом работала в "Вертикальном мире" и гордилась таким знакомством. А он никогда не гордился своими спортивными достижениями и биографией. Я пробовала брать интервью, но он был сух, формален, говорил "да чего там". Он любил горы где-то внутри себя, снаружи по крайней мере для меня был закрытым, осторожным, тихим человеком. Я знала только, что он очень любил свою жену, светлейшую женщину Нану Арутюнову, и детей, Катю и Андрея. Но бывал с ними мало, потому что ездил в горы. Только в последние годы тети Наны он заботился о ней так трогательно. Вот здесь есть короткая биография и интервью.

Путрин 2 
Фото Анатолия Жилина

Еще нашла те интервью, которые мы брали для ВМ с Темой Зубковым у монстров нашего альпинизма, в том числе у Путрина. Немного видно, что он был за человек.



Альпинизм: old school vs new school



Валерий Путрин: В плане правил и традиций все будет то же самое

61 год, президент Федерации альпинизма России

Валерий Путрин: Думаю, никакой новой школы нет. В альпинизме появились новые возможности: финансы, выезды. Есть деньги - можешь ехать в горы, куда угодно, никто тебя не удерживает, распоряжайся жизнью как хочешь. А правила, заложенные ранее, сохранились. Федерация следит за тем, чтобы они соблюдались, утверждает регламент соревнований. До сих пор существует присвоение разрядов. Школа инструкторов продолжает существовать, методики сохранились, ведется подготовка кадров. Все нынешние герои-восходители прошли эту школу: лагеря, сборы, разряды. Некоторые альплагеря существуют до сих пор, есть центры подготовки в Екатеринбурге, Красноярске, Питере. Например, питерский клуб "Штурм" регулярно выезжает в альплагерь "Безенги", новичков везут, разрядников.

Я не вижу новой школы. Может, новое направление? К сожалению, часто это новое направление выражается в том, что люди ходят без правил и норм. Такая идеология имеет право на жизнь, но даже за рубежом идут разговоры о том, что надо вводить какие-то правила и ограничения. Особенно бурно это обсуждалось после "аварий" в Гималаях, когда люди проходили мимо умирающих. Появились лозунги: "Выше 8000 морали нет", "Каждый за себя". Я считаю, что эта школа неприемлема.

Вообще, в современном альпинизме ситуация особенно удручающая в спасательной системе. Раньше существовала подготовка на жетон "Спасательный отряд" - 15-дневное обучение оказанию первой помощи, транспортировке пострадавших. Без профсоюзов все это прекратилось, и МЧС как бы взяло это на себя. Но у министерства другие задачи. Спасение в горах - это такая мелочь по сравнению с ликвидацией последствий наводнений или землетрясений. Там мощные подразделения, важные задачи. А в горах вертолет не очень хорошо работает, климат не тот, это же не Альпы, где подлетел и снял. Должна быть четверка с врачом, которая может дойти, спустить или хотя бы подготовить условия для транспортировки. Группа должна иметь высокую квалификацию. К сожалению, обеспечить это трудно. И вот здесь срабатывает "новая школа", когда никто никому не обязан помогать. Раньше, когда в районе велись спасработы, в них участвовали все. Это был закон. А сейчас когда об этом говоришь, - начинаются крики об ущемлении прав человека. Обычная практика на чемпионатах: собираются руководители всех команд и договариваются, что во время проведения соревнований в случае необходимости все команды будут участвовать в спасательных работах. Так это было и в прошлом году в "Безенги". Команда снялась с чемпионата и проводила спасработы. Но это опять же люди, добровольно принявшие правила. Другим сложно с этим согласиться. Почему они должны тратить свой отпуск на проведение спасательных работ?

Лагеря стараются самостоятельно решать проблемы спасработ. В "Безенги" группы регистрируют, дают радиостанцию, записывают контрольные сроки, в узловых точках за маршрутом наблюдают. В "Уллутау" то же самое. На Эльбрусе работает спасательная служба, любая группа может там зарегистрироваться. Но многие приезжие просто не знают, что это можно сделать, некоторые не хотят. Я был свидетелем, когда в "Безенги" двойка принципиально не регистрировалась, причем хотели пойти 5Б на Дыхтау. А регистрация ни к чему не обязывает. Но чем больше групп будет регистрироваться, тем острее будет стоять вопрос организации спасательной службы, где сами спасатели будут проходить альпинистскую подготовку, смогут ходить на сложные маршруты.

"Вертикальный мир": Как вы относитесь к коммерциализации альпинизма в России, к коммерческим гидам?

ВП: У нас это не так широко развито, и тот, кто работает в качестве гида, получая за это деньги, просто не рекламирует свою деятельность. Есть группы иностранцев, есть фирмы, которые принимают иностранных клиентов. На Эльбрусе постоянно работают гиды. Как правило, это альпинисты с соответствующим опытом, прошедшие школу инструкторов. На Западе есть гиды-профессионалы, а есть просто проводники на общественных началах. Так вот, наши альпинисты -скорее проводники.

ВМ: Как Вы считаете, вырос ли профессиональный уровень российских альпинистов в последние годы?

ВП: Сильные альпинисты как были, так и остались. Выезжать просто стали больше, и экспедиции получают больший резонанс, как например, проект "Русский путь - стены мира". Раньше такого, конечно, не было. А мастерство очень сложно сравнивать. Очного соревнования нет, это в скалолазанье можно сравнивать, на рельефе. А в альпинизме трудно. У одного условия идеальные, у другого маршрут полегче. Сейчас идет много разговоров о том, что пора переходить с системы чемпионатов на конкурсную систему. При судействе на чемпионате требуется и фиксация времени, и фиксация снаряжения, техники прохождения. Методика оценки всегда вызывает нарекания. А на конкурсе, например на "Золотом ледорубе", жюри собирается и субъективно оценивает. И там не надо предварительно заявляться.

ВМ: А как Вам кажется более правильно?

ВП: Как представителю федерации, мне ничего не кажется, я придерживаюсь правил. Но мое личное мнение - надо отказаться от зачета восхождений в высотном альпинизме, в Гималайских восхождениях. Как правило, восхождения там совершаются с привлечением шерпов, а в наших правилах четко записано, что использование других людей не допускается. Потом, там очень часто совершаются одиночные восхождения. А федерация до сих пор не одобряет соло. Смотрим с восхищением, но не одобряем. Когда идут группой, не бросают людей на высоте, и если человек плохо себя чувствует, принимают решение спускать заболевшего. ВМ: Каких альпинистов Вы считаете великими? ВП: Я скажу про тех, с кем общался. Онищенко, Бершов, Анатолий Овчинников, Мысловский, Иванов, Глухов, Черный, Шатаев... - много.

ВМ: Изменились ли национальные особенности российского альпинизма?

ВП: Не могу ответить. Может, у нового поколения что-то появилось, но у тех, кого я давно знаю, я не заметил никаких изменений. Если они раньше готовы были помочь, то и сейчас готовы. А насчет молодежи... По должности мне положено знать, что там в альпинизме. А молодежь не очень стремится узнавать, кто там в федерации. Они, наверное, думают: "А, сидят там дедушки, ну и пусть сидят, мы здесь будем сами". Не понимают, что они придут к тому же. В плане каких-то правил, традиций - все равно все будет то же самое. А если не будет, это кончится очень плохо.

Все интервью здесь: http://skalolaz-rso.narod.ru/statja/alpinizm.htm



Метки:

Comments

( 1 комментарий — Оставить комментарий )
swetakost
30 ноя, 2012 10:50 (UTC)
вот ведь...
че-то они все (которые из папиного поколения) прям косяком пошли... жалко как. Ведь люди все - замечательные. Были... и нет их...
( 1 комментарий — Оставить комментарий )

Profile

mrs_truly
mrs_truly

Latest Month

Июль 2018
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Метки

Разработано LiveJournal.com