mrs_truly (mrs_truly) wrote,
mrs_truly
mrs_truly

Свобода дела

- Достижений нет. Есть польза. Хотя бы даже от нашей книжки, которой я горжусь. До сих пор идет спор, предал ли я диссидентское движение.

- Те, кто формировался вокруг «Хроники текущих событий»,  кто добывал туда материалы - это был круг, они как-то кучковались, даже в походы вместе ходили... Сейчас Алеша Смирнов, кстати, написал мне, что он сразу, когда тебя увидел у Тани Великановой, понял, что ты не ихний.

- Я сам по себе, я же инакомыслящий. Какая разница относительно кого? Инакомыслящий - это значит человек стоит сам по себе.

- Он несет свое. Их объединяла борьба за свободу слова, и это очень важно, бесспорно важно. А Витя всегда боролся за свободу дела, ему было важно, чтобы все люди у нас получили возможность заниматься тем, что они хотят.



- Первый раз я это сформулировал, когда написал первую книжку.

- Всего у Вити издано две книги. Эта 1996 года, сейчас мы ее тебе подарим, вот здесь пиши: «Анечке от автора. 6. 2.2013 год». А это 1974 год. Единственный экземпляр, подаренный нам. Издательство «Эхо», Мюнхен.

- Я даже не помню, кто нам ее принес и кто подарил.

- Были налажены транзитные пути, отсюда уходили самиздатовские книги и возвращались сюда уже книжками. 5 экземпляров книги были розданы, какой-то из них оказался за границей. Конечно, рассчитывать на то, что это будет напечатано здесь, не приходилось.

- Главным достижением я считаю то, что у написал как Буржуадемов, и соответственно то, что наступил рынок.

- Ну конечно это не только Витино достижение, просто он тоже в этом направлении толкался. Страна к этому шла. Страна уже настолько дошла до ручки, что ей нельзя было не меняться.

- Вот эта книга про суды присяжных. Они нужны, нужны, за них воевать надо. Я рад и счастлив, что сейчас есть Ольга Романова, которая толкается в эту дверь.
пикет пикет 2 пикет 3

- Витя всегда говорил, что к коммунизму мы придем через буржуазный порядок. Это всегда было непонятно и чуждо, как Буржуадемов он не принимался в диссидентской среде. О каком буржуа можно было говорить, когда мы за свободу слова? Симпатичнейшие нам люди, которые к нам относились очень хорошо, этого не понимали и не принимали. А для Вити это было главное.
Помню собрание, уже современное, ну так скажем там был Явлинский, но Вити не было. Выступали диссиденты, и я тоже выучила, что я должна была говорить и тянула руку. Предоставляя мне слово, ведущий сказал, что в наше время был единственный Сокирко, который говорил об экономических свободах. Единственный. А если единственный, то как? Все вместе, а он единственный…

- Это был большой спор с людьми моего возраста. Цель – показать, что буржузный строй не просто более прав, чем социализм, а более коммунистичен, более человечен.

Нет экономического образования. Книги читал. Струмилина . Это бывший меньшевик, советский академик, и здесь на него очень много ссылок. Да у нас и негде было учиться, только политэкономия, а вот книги можно было найти.

- К новой общественно-политической волне относимся положительно. Я вообще не хожу с ним, но последний раз принимала участие в шествии против идиотского закона про детей, и нацепила белую ленточку. Было огромное шествие по бульварам, от Пушкинской площади до Сахарова, все было заполнено, но я не дошла, ноги устали, только до Трубной дошла, ну сколько смогла. Против подлецов. И еще как-то на Садовом стояли.

- Важно не это движение с белыми ленточками. Важно что начали появляться люди, как тот, о ком мы читали в «Новой газете». Человек из Коломны, хочет стать коломенским депутатом, потому что сильно мешали его небольшому бизнесу, и он разозлился настолько, что сказал жене: «Я не могу здесь работать, уезжаем», а она не согласилась.  Тогда он сказал:  «Я буду бороться с этими гадами до конца, принимай меня таким как есть, я не смогу зарабатывать, но я буду бороться». Это значит, у него вызрело. А коли у тебя нет такой потребности – не делай ничего против своей воли.

- Одно дело – я хотела высказать свой протест против этого закона, потому что именно мне жалко этих детей, я против. Мне было все равно кто это шествие возглавляет, потому что я выражала свой собственный протест.

- Ты ничего не должна, не обязана участвовать в гражданском протесте. Почему обязана? Хочешь идти – иди. Гражданский долг – это не внешнее, это долг самому себе, он у тебя внутри. Если созрела для протеста-  протестуй.

- И тогда б
ыло такое понятие «околодиссидентская среда», люди сочувствовавшие, но говорившие «а я не пойду, я работаю, и этим приношу пользу». И это очень понятно! Если ты действительно чувствуешь, что в этом направлении приносишь пользу, то я тебя очень уважаю.

- Вообще для меня сейчас стало понятно, что протест с помощью отъезда за границу более правильный.

- А я это не принимаю. Умом понимаю, что Витя прав, а сердцем чувствую – а кто же тогда здесь что-то будет делать? Никак не поддерживаю в этом Витю.

- Не уезжай, если сможешь. Что за то, чтобы уехать? Ты сможешь реализоваться на Западе. Реализуй сама себя – это самое главное. Если это удобнее за границей, значит пусть будет заграница. Русская эмиграция выжила в жуткое сталинское время, и она была более права, чем те, кто оставались под Сталиным и погибли. Оставаться и гнить здесь? Ну сгниешь и больше ничего.

Отстроиться от государства, жить частной жизнью. Ты сможешь это? И ты можешь реализоваться при этом, добиться своего, добиться пользы от тебя, оставаясь здесь? Ты сможешь это?

- Она сможет. Вот она сейчас хочет книжку сделать, правда государство не поможет, денег не даст, придется издавать на свои деньги. Если ты найдешь эти деньги и ее издашь – это уже будет реализация.

- Будет ли это эффективно здесь, или ты уедешь за границу и сможешь там писать?  Непонятно, где это лучше. Меня предупреждал мой библиотекарь Петр Петрович – не идите в историки, Вы будете просто партийной проституткой. А вот сейчас я думаю, может и был вариант… Может быть и можно было стать хорошим историком, но я тогда себе не поверил и ушел в инженеры. Получилось, что единственное что от меня останется -  эта книга. А может быть, было бы что-то более полезное. Но это я решил тогда, а теперь уже не переделаешь.

- Свобода дела. Человек, который живет в Коломне, должен делать свое дело, которое он выбрал. А полезность этого дело, хорошее оно или нет – определяет рынок. И врачи тоже стараются для людей, если люди выбирают этого врача, значит он делает свое дело, он на своем месте. Рынок – это выбор.

- Человеку была выделена его работа – его клетка, он не мог открыто делать то, что надо людям и хочется ему самому. Запреты были на все – что-то было разрешено, а все остальное запрещено. Сейчас гораздо больше свободы. Еще очень много препятствий, и будет еще больше, но это же не может быть сразу, столько лет все было забито. Рыночные отношения должны все отрегулировать – тебя покупают или не покупают, с твоими золотыми или пустыми руками и головой. Если человек имеет потребность сидеть дома и никуда не двигаться- купите ему компьютер и может быть он что-то такое вам изобретет!




Все про Сокирок
Фотки отсюда

PS Боты существуют. Оставляю комменты только от друзей
Tags: Сокирко, интервью
Subscribe

  • Рогачево - Синьково, 23 февраля - 8 марта

    Всем привет и поздравления от наших стариков из Синьково! Мы собрали 17800 и купили 14 подарков бабушкам, 8 дедушкам и 15 персоналу, купили…

  • Снега выпадают и денно и нощно

    Москву завалило снегом и морозом. "Утренняя школа" выехала в лыжный лагерь в Еремино, а потом наша команда из четырех детей + Леша…

  • Рогачево - Синьково

    Наши бабушки и дедушки в доме престарелых в Рогачево во время карантина пережили сложные конечно времена. Кто-то не пережил. Другие, говорят,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment