?

Log in

No account? Create an account

Предыдущий пост | Следующий пост

Свобода дела

- Достижений нет. Есть польза. Хотя бы даже от нашей книжки, которой я горжусь. До сих пор идет спор, предал ли я диссидентское движение.

- Те, кто формировался вокруг «Хроники текущих событий»,  кто добывал туда материалы - это был круг, они как-то кучковались, даже в походы вместе ходили... Сейчас Алеша Смирнов, кстати, написал мне, что он сразу, когда тебя увидел у Тани Великановой, понял, что ты не ихний.

- Я сам по себе, я же инакомыслящий. Какая разница относительно кого? Инакомыслящий - это значит человек стоит сам по себе.

- Он несет свое. Их объединяла борьба за свободу слова, и это очень важно, бесспорно важно. А Витя всегда боролся за свободу дела, ему было важно, чтобы все люди у нас получили возможность заниматься тем, что они хотят.



- Первый раз я это сформулировал, когда написал первую книжку.

- Всего у Вити издано две книги. Эта 1996 года, сейчас мы ее тебе подарим, вот здесь пиши: «Анечке от автора. 6. 2.2013 год». А это 1974 год. Единственный экземпляр, подаренный нам. Издательство «Эхо», Мюнхен.

- Я даже не помню, кто нам ее принес и кто подарил.

- Были налажены транзитные пути, отсюда уходили самиздатовские книги и возвращались сюда уже книжками. 5 экземпляров книги были розданы, какой-то из них оказался за границей. Конечно, рассчитывать на то, что это будет напечатано здесь, не приходилось.

- Главным достижением я считаю то, что у написал как Буржуадемов, и соответственно то, что наступил рынок.

- Ну конечно это не только Витино достижение, просто он тоже в этом направлении толкался. Страна к этому шла. Страна уже настолько дошла до ручки, что ей нельзя было не меняться.

- Вот эта книга про суды присяжных. Они нужны, нужны, за них воевать надо. Я рад и счастлив, что сейчас есть Ольга Романова, которая толкается в эту дверь.
пикет пикет 2 пикет 3

- Витя всегда говорил, что к коммунизму мы придем через буржуазный порядок. Это всегда было непонятно и чуждо, как Буржуадемов он не принимался в диссидентской среде. О каком буржуа можно было говорить, когда мы за свободу слова? Симпатичнейшие нам люди, которые к нам относились очень хорошо, этого не понимали и не принимали. А для Вити это было главное.
Помню собрание, уже современное, ну так скажем там был Явлинский, но Вити не было. Выступали диссиденты, и я тоже выучила, что я должна была говорить и тянула руку. Предоставляя мне слово, ведущий сказал, что в наше время был единственный Сокирко, который говорил об экономических свободах. Единственный. А если единственный, то как? Все вместе, а он единственный…

- Это был большой спор с людьми моего возраста. Цель – показать, что буржузный строй не просто более прав, чем социализм, а более коммунистичен, более человечен.

Нет экономического образования. Книги читал. Струмилина . Это бывший меньшевик, советский академик, и здесь на него очень много ссылок. Да у нас и негде было учиться, только политэкономия, а вот книги можно было найти.

- К новой общественно-политической волне относимся положительно. Я вообще не хожу с ним, но последний раз принимала участие в шествии против идиотского закона про детей, и нацепила белую ленточку. Было огромное шествие по бульварам, от Пушкинской площади до Сахарова, все было заполнено, но я не дошла, ноги устали, только до Трубной дошла, ну сколько смогла. Против подлецов. И еще как-то на Садовом стояли.

- Важно не это движение с белыми ленточками. Важно что начали появляться люди, как тот, о ком мы читали в «Новой газете». Человек из Коломны, хочет стать коломенским депутатом, потому что сильно мешали его небольшому бизнесу, и он разозлился настолько, что сказал жене: «Я не могу здесь работать, уезжаем», а она не согласилась.  Тогда он сказал:  «Я буду бороться с этими гадами до конца, принимай меня таким как есть, я не смогу зарабатывать, но я буду бороться». Это значит, у него вызрело. А коли у тебя нет такой потребности – не делай ничего против своей воли.

- Одно дело – я хотела высказать свой протест против этого закона, потому что именно мне жалко этих детей, я против. Мне было все равно кто это шествие возглавляет, потому что я выражала свой собственный протест.

- Ты ничего не должна, не обязана участвовать в гражданском протесте. Почему обязана? Хочешь идти – иди. Гражданский долг – это не внешнее, это долг самому себе, он у тебя внутри. Если созрела для протеста-  протестуй.

- И тогда б
ыло такое понятие «околодиссидентская среда», люди сочувствовавшие, но говорившие «а я не пойду, я работаю, и этим приношу пользу». И это очень понятно! Если ты действительно чувствуешь, что в этом направлении приносишь пользу, то я тебя очень уважаю.

- Вообще для меня сейчас стало понятно, что протест с помощью отъезда за границу более правильный.

- А я это не принимаю. Умом понимаю, что Витя прав, а сердцем чувствую – а кто же тогда здесь что-то будет делать? Никак не поддерживаю в этом Витю.

- Не уезжай, если сможешь. Что за то, чтобы уехать? Ты сможешь реализоваться на Западе. Реализуй сама себя – это самое главное. Если это удобнее за границей, значит пусть будет заграница. Русская эмиграция выжила в жуткое сталинское время, и она была более права, чем те, кто оставались под Сталиным и погибли. Оставаться и гнить здесь? Ну сгниешь и больше ничего.

Отстроиться от государства, жить частной жизнью. Ты сможешь это? И ты можешь реализоваться при этом, добиться своего, добиться пользы от тебя, оставаясь здесь? Ты сможешь это?

- Она сможет. Вот она сейчас хочет книжку сделать, правда государство не поможет, денег не даст, придется издавать на свои деньги. Если ты найдешь эти деньги и ее издашь – это уже будет реализация.

- Будет ли это эффективно здесь, или ты уедешь за границу и сможешь там писать?  Непонятно, где это лучше. Меня предупреждал мой библиотекарь Петр Петрович – не идите в историки, Вы будете просто партийной проституткой. А вот сейчас я думаю, может и был вариант… Может быть и можно было стать хорошим историком, но я тогда себе не поверил и ушел в инженеры. Получилось, что единственное что от меня останется -  эта книга. А может быть, было бы что-то более полезное. Но это я решил тогда, а теперь уже не переделаешь.

- Свобода дела. Человек, который живет в Коломне, должен делать свое дело, которое он выбрал. А полезность этого дело, хорошее оно или нет – определяет рынок. И врачи тоже стараются для людей, если люди выбирают этого врача, значит он делает свое дело, он на своем месте. Рынок – это выбор.

- Человеку была выделена его работа – его клетка, он не мог открыто делать то, что надо людям и хочется ему самому. Запреты были на все – что-то было разрешено, а все остальное запрещено. Сейчас гораздо больше свободы. Еще очень много препятствий, и будет еще больше, но это же не может быть сразу, столько лет все было забито. Рыночные отношения должны все отрегулировать – тебя покупают или не покупают, с твоими золотыми или пустыми руками и головой. Если человек имеет потребность сидеть дома и никуда не двигаться- купите ему компьютер и может быть он что-то такое вам изобретет!




Все про Сокирок
Фотки отсюда

PS Боты существуют. Оставляю комменты только от друзей

Комментарии

( 1 комментарий — Оставить комментарий )
mrs_truly
12 фев, 2013 09:54 (UTC)
Свобода слова
Надо сказать, что Сокирки последовательные сторонники и свободы слова тоже, например, на их сайте можно найти все критические статьи против них, часто с подробными комментариями и разбором. Например вот про "предательство": http://www.sokirko.info/ideology/vokrugpoiskov/5.24.htm
( 1 комментарий — Оставить комментарий )

Календарь

Октябрь 2018
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Метки

На странице

Разработано LiveJournal.com