March 24th, 2016

Нашему Пете сегодня 4!



Рожать его было больнее всех. У Петра Алексеевича куча заморочек типа "не надену комбинезон с собачками" "пойду в ресторан в носках" "не дуду" и вообще. Он может встать посередине улицы и реветь как белуга, и ничто его не собьет с этой мысли. Долгое время он рос как бы незаметно - мы то Сашей, то Катей занимались, а потом уже Тоней. А сейчас у меня сердце болит больше всего за Петькана. У него самая затяжная аллергия, он меньше младшего Тимохи, за 2 года еженедельного хождения в бассейн Петя залез в него один раз.

Зато он единственный может взять свое одеялко, пойти в свою комнату и лечь спать. Он задает прекрасные вопросы! Он умеет считать. У него рассуждения космогонического масштаба "если человек ест один то так тому и быть" "не может быть луна и солнце одновременно, но если луна выходит значит пора". У него есть друзья - Тимоха (кодовое имя "папа-сын") и Вася. Он носит им подарочки каждый раз. Он знает своего боольшого железного тезку, здоровается с ним и прощается, когда мы идем с "Брюсова". Он не плачет если падает. Знает про Кремль. Запоминает все дороги, повороты, всегда говорит "куда это мы едем это же дорога в баню". Легко встал на самокат, лыжи. Он "крутой герой и рыцарь". Вчера Петя первый раз в жизни нарисовал жостовский поднос и залечил зуб.

Когда он родился, в эту самую минуту, ни с кем так больше не было - мне стало совершенно ясно, что нам выпала честь кормить и заботиться о совершенно готовом, на голову выше нас, пришельце из других миров. Это ужасно интересно и ответственно.

А вот совсем недавно Пете был 1 год