June 22nd, 2017

Сегодня заклинаю чтобы был мир



И сейчас это не про внешнюю угрозу. Мир во всем, во всех. Только не война.




Двадцать первого числа,
При немыслимом свеченьи,
При негаснущей заре
Мы плывем невесть куда,
Наблюдая за кормой
Летних вод перемещенье,
Наблюдая за собой уходящие года.

Наш случайный коллектив,
Расположенный к остротам,
Расположен на борту
Небольшого катерка.
Комментируем слегка
Все, что нам за поворотом
Открывает сквозь июнь
Проходящая река.

Костерок на мокрый луг
Стелет дым горизонтальный,
Допризывники вдвоем
Ловят рыбу у реки.
Им бы Родину стеречь,
Строго вглядываясь в дали,
А они, представь себе,
Все глядят на поплавки.

И не важно, милый друг,
Все, что было накануне,
Все, что с нами совершат
Тишина и высота.
Только было бы всегда
Двадцать первое июня,
Только б следующий день
Никогда бы не настал.

Юрий Визбор

#машасомова10

Достану пожалуй вот эти фотки из позапрошлогодней Греции, в которой кстати сейчас снова Ушатиновы, а хотели бы - мы все.



И попробую найти те, на которых к Маше не прилеплена Катя, а к Насте все остальные наши дети.



Маша конечно уже не та. А вот Настя - Настя та же невероятно нежная мамашка, рада спать с машиными ногами на животе, лишь немного удивляясь их 36 размеру, готова тратить на машину фигню все деньги, смотреть на нее с обожанием, фоткать только Машу, звонить ей чтобы она не прыгала на батуте в короткой юбке, и еще пару раз просто так, заморачиваться по всем машиным вопросам. Наша Настя даже входит в родительский комитет! А еще она тихо так говорит "Все, ты наказана до самого дня рожденья" и тут же обнимает и целует ее.

Дорогие Маша и Настя! Мы ваши фанаты. Недавно все четверо наших детей прыгали на кроватях от новости о приезде МАШИСОМОВОЙ! Мы с Лехой и Саньком всегда делаем так, когда приезжает Настя (а еще бежим за виски). Странным образом вы похожи как близнецы.


Оставайтесь всегда вместе и всегда с нами!

Много фоток про Машу

Памяти Лили Сокирко

Умерла тетя Лиля - самый светлый человек на свете.



Лидия Николаевна Сокирко (Ткаченко) (25.05.1939 - 21.06.2017) была правозащитницей, преданной соратницей своего мужа, диссидента и правозащитника Виктора Владимировича Сокирко. Мне повезло немного работать у них в Обществе защиты осужденных хозяйственников и экономических свобод. Общество занималось вызволением из мест заключения предпринимателей, посаженных в 80-е на большие сроки по экономическим статьям - жизнь и законодательство изменились, но по каждому человеку надо было писать жалобы, прошения, апелляции. Фотографии освобожденных людей, распечатанные на простом принтере, висели по всей квартире Сокирок. Дядя Витя боролся за экономические свободы, а тетя Лиля - за людей. Мать четверых детей, она была матерью для всех, кто попадал в орбиту Сокирок. Они жили очень небогато, но варенье и чайный пирог всегда были на столе, и она всегда привозила угощения, когда приезжала в гости. Я не слышала от нее никогда ни слова осуждения, критики, даже в адрес идеологических противников, власти, шумных соседей - никого! Максимум - сожаление. И конечно - она невероятно нежно, преданно любила дядю Витю.

Несколько раз, привлеченная добротой и правотой Сокирок, я пыталась что-то делать для них, вместе с ними. И не выдерживала... накала отдачи что ли. Я не смогла бы так. Это реально самые настоящие подвижники, идейные борцы, самые необычные и высокие люди, которых я знаю.
Можно много рассказывать о том, как они делали слайдфильмы на общественно-политические темы и показывали их у себя дома толпам людей, как дядя Витя бесконечно писал в стол и в самиздат статьи о демократии и рынке (в 60-80е годы!), как они потом путешествовали по всему миру, по Европе на велосипедах, возили здесь по стране американцев... Это жизнь не революционеров, но просветителей, мыслителей - и все это без всяких амбиций, без денег, без славы, со спокойной уверенностью что так надо. Я несколько раз брала у них интервью, это было прекрасно.

Зайдите на сайт Сокирок, там столько всего! Тетя Лиля успела издать 10-томник статей дяди Вити. Это гигантская работа. Она торопилась успеть показать ему его книги, а вышло так, что сама едва успела закончить их.

Дядя Витя тоже серьезно болеет. Смог сказать мне, что жалеет, что не ходил на последние митинги.

Спасибо папе, что я знаю Сокирок. Светлая память тете Лиле.