December 11th, 2019

По следам школьного выезда в Еремино "Гномы на катке и у камина"

В этом году нам опять повезло выехать в Еремино на несколько морозных дней, когда пруд уже застыл, а снега еще нет. Коньки, закаты, предвкушение праздника, таинственный темный лес, костер, большая собака... И я такая иду с чемоданом ночью по пустым участкам, а навстречу мне сторож с ружьем и алабаем, а я ему: "Не волнуйтесь, это у меня сокровища, мы тут с детьми играем в гномов".





Прошлый, июньский, лагерь, был каким-то тяжелым, суетным, какие-то разборки, разговоры... А закончился он гибелью моей собаки Тары. Поэтому я решила больше ничего не организовывать. Но в дверь стала стучаться зима, и так захотелось ее встретить. И я не пожалела. Но/и было много мыслей внутри и снаружи о том, как же все таки должна быть устроена школа, зачем она нужна... Ночью я писала-работала-думала, а днем снова встречалась с живыми разными орущими поющими веселыми ревущими детьми, и снова проживала плотный день, а ночью снова садилась за комп. И в итоге всей этой наполненной событиями и мыслями бессонницы родился текст, который я просто не могла не написать, он прямо стоял в голове. Отлежался пару недель и вот публикую.



...Я прожила четыре дня в доме с 9 детьми и Ирой. Мне повезло немного погрузиться в самонаблюдение, и практика взаимоотношений с детьми дала продвижение во многих вопросах, стоящих сейчас в голове.
Итак, зачем нужна школа, если ее успех 100% зависит от родителей? Если родители просветленные, понимающие, доверяющие и тд – не все ли равно, в какую школу ходит или не ходит ребенок? Вспоминаю все прекрасные случаи детей, которым хорошо и которые самореализовались в школах SDE – и это дети организаторов. А в обратную сторону не работает – не всем детям организаторов хорошо в наших школах. И есть множество примеров самореализованных людей без всяких SDE школ, благодаря поддержке родителей. (Есть случаи и вопреки родителям, но их сейчас не рассматриваем). Зачем тогда нужна SDE школа (если оставить в стороне требования закона в тех странах, где ходить в школу обязательно)?
Ну во-первых нужна кому? Детям?
Дети на словах отвечают по-разному, но из реального опыта я вижу, что школа им нужна чтобы:
i. Быть без родителей
ii. Общаться
iii. Играть
iv. Гулять
v. Беситься – «я ребенок, я тоже имею право беситься!» - кричала моя дочь, призываемая к порядку; это не как частный случай игры, а именно чтобы делать что-то недозволенное, выплеск энергии
vi. Делать что-то интересное, прикольное
Все это они делали напролет все дни. Никто ни разу не открыл никакой книги, компьютера, тетрадки (даже у кого типа были уроки по подготовке к аттестации). Нет, Тимоха сделал пару страниц математики, когда обманул всех, спрятался под кроватью и не пошел гулять, просидел 2 часа в планшете, а потом так сам себя наказал. Тем более тусить было не с кем – все гуляли.
Я не вижу, чтобы школа – как место и сообщество – нужна была им для образования, как мы его понимаем. В тусовке нет места индивидуальным углубленным занятиям, даже просто открыть комп и посидеть в какой-то программе. Зачем для этого приходить в школу? Даже заниматься с преподом проще и эффективнее в зуме.
Делать что-то вместе с товарищами? Да. Это может быть и «слушать лекцию», но ключевое там всегда будет - тусовка. На этом паровозе едет много образовательных проектов – сплачивается команда класса, и вот уже дети с охотой и поля пропалывают, и логарифмы извлекают. В математических классах ставятся спектакли, выездные лагеря и т.д. – все для того, чтобы за компанию увлечь заниматься чем-то полезным. Но помогает или вредит это самоопределению? Может быть дружба отдельно, а дело должно быть свое и в командах по компетенциям, где каждый нужен для чего-то конкретного?
Петя несколько раз смотрел на телефоне и показывал всем ролики про Марианскую впадину, падения самолетов и устройство еще чего-то, но это было скорее поперек общего настроя, и точно остальные дети этим не интересовались, а просто приклеивались к петиному экрану.
То есть – школы SDE нужны детям для решения своих социально-коммуникативных задач, а так как это все входит в противоречие одно с другим (одни делают интересное, другие бесятся) – им приходится договариваться, и они получают большой переговорный и полемический опыт. Дочь Питера Харткампа говорила, что она почти все школьное время проводила в комитетах, в переговорах как лучше устроить школу. Питер сам про это говорит – суть в том, что дети делают школу, в этом и есть их основная деятельность!
Но не стоит ждать от школы SDE, что ребенок там начнет учиться, в смысле получать системные нужные именно себе знания, даже если/ когда у него возникнет и сформируется такая потребность. Прямая учебная самонаправленная деятельность всегда будет вне школы – технически они могут приглашать лекторов, слушать курсы MOOC, ходить куда-то на занятия, шерить затраты на все это, и мы всегда радуемся, когда такое возникает и живет в школе, но! Надо помнить ведущие интересы детей к школе – это интерес быть в группе, а значит на самом деле в прямом смысле профессиональное (научное, творческое) самоопределение и последовательная деятельность по развитию и продвижению своего интереса – в SDE школе неуместны.
(И получается, что место и время для учебной самонаправленной деятельности нужно выгораживать отдельно. А в школе (как и в других местах) можно набирать себе команды, рассказывать о старте и презентовать итоги проекта, в общем использовать ее как социально-коммуникационную площадку).




Ну да, мы так и думали, школа нужна для социального взаимодействия, чтобы выходить за пределы семьи. Должна ли эта среда взаимодействия быть максимально дружественной, комфортной, надо ли отбирать участников (взрослых и детей) по принципу «единомышленники»? Если да, то это по факту не выход за пределы семьи, это подбор людей с теми же ценностями, образом поведения и т.д. Если не отбирать участников, держать среду открытой, и учиться взаимодействовать с «другим» - то главный вопрос в том, что среду собирают родители, а учиться взаимодействовать почему-то должны дети. Получается что они, как и в обычной школе, попадают в среду, собранную кем-то, и вот они должны там социализироваться. Почему? Сплошь и рядом мы попадаем в такие моменты, когда дети разрушают, разрушают среду, отношения – а взрослые склеивают, склеивают, склеивают, потому что это они придумали эту школу, считают, что она должна быть такая-то и такая-то, они заинтересованы в ней, а дети ей пользуются. Но взаимодействовать с другими людьми нужно, и это более естественно, в реальной жизни – когда ты или любишь кого-то, или он тебе зачем-то нужен, или ты волею судьбы живешь с ним в одной точке, и ее надо делить… Вот похоже у нас третий случай – так получилось, что у детей общая школа, и ее как-то надо делить. Во всех школах самое тяжелое последствие – отчисление из школы, и школах SDE тоже. На этом паровозе – желания остаться в этом социуме, не быть выгнанным – едет школьная дисциплина и договорная демократическая система школ SDE. Плюс отбор – «разрушители» в целом сразу не попадают в среду. Но тогда это не открытая среда, и по большому счету никаких «других» в ней быть не может – надо просто правильно настроить входные испытания… Короче, отбирать или нет?
Я часто слышу и сама очень часто так думаю – что вот мои дети хорошие, правильные, а вот другие плохиши сбивают их. Например, я своим дома разрешаю сидеть в гаджетах, а другим детям запрещают – вот они и приходят в школу только поиграть, а мои приклеиваются к экранам, а так бы вышивали. Или мои дети спокойные, уважительные, а другие драчуны и ругаются, и конечно агрессивная культура заразительна… Почему бы не отобрать по нормальному детей в свою школу, ведь не хочу же я к примеру идти в дворовую школу, где моих детей социальная среда быстро научит ругаться матом?
Несколько дней с группой разных детей показывают, что нет таких-то и таких-то детей. У них у всех есть периоды – время бегать и время читать, время орать и тихо смотреть на звезды. Состав, продолжительность и темп смены этапов у всех разный. Иногда волны совпадают и возникает какая-то групповая динамика – всем беситься или всем вдруг сидеть тихо на озере, и это очень круто – как то, так и другое (и одно без другого не бывает). На длинном периоде времени и в широком пространстве особенно видно, что поведение каждого бывает очень разным, и оно всегда только отчасти управляется внешними факторами.
Получив пароль от планшета, Тимоха 2 дня просидел в нем безвылазно, играл в Майнкрафт. Катя, которая обычно сидит в ютубе, здесь могла свободно общаться с друзьями и телефон не включала. Зато она бегала и орала, даром что самая старшая. Юра и Тима страшно хотели играть! Но потом как-то все отвлекало, то коньки, то беготня. Петя как смотрел свои ролики – так и смотрел. А потом они с Тимохой лепили из глины и 2 дня планшет не включали. Василиса приехала и утаскивала девчонок кататься на коньках. В свободной среде никто ни на кого не влияет определенным образом, а если Катя хотела беситься – то она и бесится, просто в одной группе было бы социально приемлемым сидеть шушукаться на качелях, а в другой бегать и орать – и вот она учитывает обстоятельства, что лучше делать сейчас.
То есть, во-первых, дело в том, какая личная динамика у человека и что у него в голове, а во-вторых- в критической массе группы, в том что ценится в группе или в малых группах. Значит ли это, что эту группу надо формировать? Вроде бы напрашивается вывод что да – ведь дети хотят общаться, и они будут общаться теми способами, которые каждый приносит с собой из дома. Но как тогда учиться жить рядом с другим?



Да, как жить рядом с другим? Как возможна горизонтальная структура – у тебя одни ценности и деятельность, а у него другие ценности и деятельность, но вы делите один ресурс (дом, школа, город, страна, планета)? Все, что можно отрегулировать законами – физический раздел территории, насилие, невмешательство и т.д. – это понятно. А вот такой случай – твоя мечта подразумевает, что ЭТО делают другие, все. Например, ты мечтаешь поставить спектакль, или поставить контейнер для раздельного сбора мусора, и ты реально не можешь сделать один, и тебе надо убедить других участвовать. Как принять их отказ и не отчаяться? Или такая ситуация – я приехала провести тихо время на даче, а дети любят бегать и беситься? Кажется, что им надо запретить по закону, тк они мешают мне тихо сидеть. Но ведь и я им мешаю, почему моя деятельность более правильная?
Или другой случай – гаджеты. Мне кажется, что они бесят нас прежде всего потому, что дети не делают что-то правильное, а делают что-то другое. Что они не выбирают мои ценности и деятельность. Мы не можем в это поверить – что наши дети не выбирают наше, и приписываем гаджетам какую-то особую заманчивость, 25й кадр и т.д. Лечим насморк прищепкой на нас. И вот ты отобрал у него телефон и читаешь ему Пушкина, и он вроде прямо вдохновлен, а потом тихо так задает вопрос – ну все, уже можно играть? И вообще все, что ты с ним делаешь, отобрав телефон, меркнет в твоих глазах, получается он все это только терпит? Ужас, мне прощу сразу все разрешить, и быть уверенной, что он выбирает меня добровольно.
Но как только задаешь себе вопрос – почему тебя вообще волнует, что делает человек рядом? Не находишь ответа. Ну сложно жить с другим в одной квартире…
Прикольно, что дети сами и принимают и не принимают горизонтальной структуры. С одной стороны, они нормально относятся к тому, что я о них забочусь, готовлю, трачу все свое время, что ведущей деятельностью всегда оказывается их. Но как только у меня кончается терпение и я кричу «почему я должна вас обеспечивать?!» - они говорят пожалуйста, не обеспечивай. Еда? Мы сами сделаем. Музей? Ну давай не поедем. И т.д. Как бы у них не заложено взял-отдай. Отдаешь? Отлично. Не хочешь? Не давай. Но платить мы не обязаны!
А с гаджетами – они прямо навязывают мне постоянно контролирующую функцию – можно мы поиграем? Можно мы посмотрим? Когда будет время гаджетов? И т.д. Я подумала немного и сказала: «Я считаю, что просидеть всю жизнь в ютубе это жалко. Это вопрос потраты личного времени. Если я разрешаю или не разрешаю- получается это я несу ответственность за то, как ты проведешь жизнь? Я не хочу». – Они тут же сказали «понятно, вся жизнь это долго, сейчас можно поиграть» - и вот тут хватит ли у меня сил по правде реализовать свои слова…




Уже позже сформулировала еще немного о гаджетах:

У меня прямо был инсайт, что внутри школы эту тему никак не решить и не надо. Аргумент 1: Это мое личное дело. Для меня будет нормальным, если на двери коворкинга, куда я прихожу, или на даже на двери дружеской квартиры, да где угодно будет надпись: здесь без гаджетов. Ну ок, не проблема, я же сюда прихожу за чем-то другим. А если за этим - тогда я сюда не пойду. А вот когда я приду в коворкинг, а меня там начнут привлекать обсуждать, как мы все будем поступать с чем-то, например с моим гаджетом, у меня протест. Это мой предмет, моя траектория, мои решения, это вообще не касается других! Ну давайте решим, можно ли жевать жевачки, или пить кофе, или есть сахар - любое решение для меня кофемана будет компромиссом, почему меня надо к нему вынуждать?

Аргумент 2: Мы транслируем вину, которой или нет, или это как бы... социально приемлемая вина, такая согрешил-покайся, и все так делают. Меня удивил рассказ племянницы из мат школы, что в классе решено отказаться от телефонов, класть их на входе в класс, а потом вообще проголосовали за кнопочные телефоны, то есть заставили меня сменить девайс! Голосовали сами дети - видимо то большинство, которое поступает "правильно", Маша с осуждением говорила про тех плохих мальчиков, которые играют на уроках, и про вред плохих гаджетов, сама-то она очень любит зависнуть... Получается какая-то унтер офицерская вдова, которая сама себя высекла, и это мы их к этому принудили.

Аргумент 3: Я читала исследование, по которому среднее время использование гаджетом подростками одинаково для всех - для тех кому запрещают, с кем торгуются, и кому разрешают (только последние используют гаджеты более по делу). И оно примерно 3 часа в день (даже если разрешено 2 - берут у друга, забыли поставить пароль и т.д.) И вот эти 3 часа вполне могут приходиться на школу, если дома все запрещено или осуждается. И чтобы это отменить, мы можем только давить на ребенка больше чем дома! Это ад, я не хочу.

Аргумент 4: Не надо переносить проблему с больной головы на здоровую. Нас бесит то, что дети не убираются, не делают уроки, не общаются и т.д., то есть не делают чего-то. И нам так не хочется признать, что они именно это не хотят делать, а мы все приписываем вредоносному влиянию иноагентов. Я когда-то по воле руководства закрывала курилки на работе, потому что типа курильщик работает на час меньше в день. И курильщики мне говорили -"вы думаете я стану работать больше на час? Да я буду сидеть смотреть в обои! И вы никак не сможете это запретить". Давайте решать саму проблему - почему не убираются, не делают уроки и т.д., а не запрещать любые альтернативы, потому что они их все равно найдут.

Все, устала писать. Вспомню только ужасные моменты, когда я кричала и почти дралась с детьми:
· Я сто раз говорю им идти чистить зубы и ложиться, а они бегают и орут, и хлопают дверьми; я прямо физически включаюсь в эту бесню, только со знаком минус: я говорю, кричу ужасным голосом, хватаю первого попавшегося бегуна и тащу в другую комнату и т.д., пока они наконец не пугаются, Катя, если ей попало, начинает рыдать прости меня мама прости, я в бешенстве и стыде сажусь читать, и твердо решаю на следующий день и никогда больше так не делать, потому что ну какое мне дело до того, что делают другие люди, пока они не нарушают законов…
· Но на следующий день мы поехали в музей, я хотела порисовать в тишине, специально договорилась, взяла только тех, кто хотел! Специально уговаривала не ездить тех, кто не хочет! Но они поехали, а хотели на самом деле ржать. Выходить из музея отказывались, вообще не слышали меня. Но я пока не орала. Сорвали экскурсию, говорили и говорили все время головотяп, головотяп, и мерзко смеялись. Наконец вышли на улицу, побегали, я молчу молчу молчу, идем в магазин. Они начинают срывать с друг друга шапки и орать и драться в магазине. Я ору и вытаскиваю их на улицу, в бешенстве сама покупаю что надо, они приходят и милым голосом говорят «мы просили у людей на улице, но нам не дали, может ты дашь 16 р на жевачку»?
· Девочки переодеваются, а мальчики врываются к ним в комнату. Катя начинает ужасным голосом кричать выйдете, выйдете! Как самая сильная дубасит кого-то. Он орет и рыдает. Я прихожу и ору, и все снова по кругу…
· Сообразив, что меня бесят не гаджеты, а то что они не делают чего-то другого, начинаю отсекать – а что бы я хотела чтобы они сейчас делали вместе телефонов? А я же убираю посуду за всеми! Прошу убрать посуду – раз, два, три, а они сидят в телефонах, и вот я уже близка к тому, чтобы запретить, тогда они точно уберут посуду!



Итак, моя жизнь перестает быть прекрасной, когда:
1. Другие делают то, что мне не нравится; не делают то, что я говорю. Этот вопрос можно отрегулировать, обсудив вместе, где проходит логика, правила безопасности, права других людей и т.д., все остальное – научить себя не оценивать. Все, что оценивается, описано правилами – должны быть реальные возможности это внедрить (санкции). В семье или дружбе например я санкций не принимаю, но есть негласный договор, что мы разойдемся, если то-то и то-то, или люди понимают, что я расстроюсь, если будет то-то и то-то, то есть на самом деле правила и санкции всегда существуют, и последняя санкция – выход. Однозначно списки «того и не того» по отношению к детям надо сокращать, сейчас они у нас просто огромные, что как нам кажется следует из заботы и нашей ответственности, а на самом деле возможно нам просто некомфортно с «другим». Но среда с закрытым выходом (не можешь уволить сотрудника, он не может уволиться, родители приводят ребенка в школу и он не может уйти, школа не может отчислить ученика) – токсична. И надо помнить, что ребенок – родитель – это как раз закрытая система, мы вместе навсегда, и засорять ее выхлопами от невыполненных требований и ожиданий очень опасно.
2. Другие физически делают «не то» - бегают и орут, включают громкую музыку, или наоборот лежат, все время едят и т.д. - это какая-то совершенно физическая проблема - невозможность находиться в одном пространстве с человеком, у которого в данный момент времени другая волна. Ты можешь держаться мозгом, но ты все равно включаешься эмоционально….
Для меня важно понять, что первое и второе – разные вещи, решение п.1 не помогает и даже часто мешает решению п.2 При этом есть ощущение, что для детей ведущий – п.2, они приходят в школу общаться, приходят эмоционально и ради эмоций, ради группы, а остальное все терпят как возможные обременения. При этом у всех своя эмоциональная динамика, школа не замкнутый мир. От набора группы это почти не зависит, от правил поведения тоже. Отрицательные и положительные волны разных людей в группе могут совпадать, набирая силу. Более сильные люди теоретически могут этому противостоять, но тогда они выпадают из горизонтальной структуры, они в ней инородный элемент. Чем больше я погружаюсь в совместную жизнь с детьми, тем больше меня берут и их эмоциональные волны, но у меня есть четкие ожидания не только того, как должны вести себя дети, но особенно – как должны вести себя взрослые, и меня разрывает между тем, что я должна и что я чувствую… А детям кстати часто норм, что я ору, тк они сами между собой делают так постоянно - таковы американские горки горизонтальной структуры…
Так вот, возвращаясь к вопросу зачем нужна SDE школа, я прохожу через то, зачем она нужна детям, и прихожу к тому, зачем она нужна мне: я хочу понять, как можно жить рядом с другими? На сколько рядом? С насколько другими? Как конкретно это делать в горизонтальной структуре, то есть не давя ни на кого ни делом ни словом, но и самой не подвергаясь давлению? Изменить – не получится. Отбирать – до какого уровня совпадения?
Например, как жить с моими детьми, с моими соседями, вообще с людьми на планете.



Все фотки лагеря в Еремино
Пока дети катались на коньках с Ирой, я съездила во Фряново на открытие памятной доски на здании старой больницы, пообщалась с директором музея Екатериной Черновой и наконец познакомилась с ее мужем, краеведом Александром Послыхалиным.

#ялюблюфряново

В любимом Фрянове стараниями историка и краеведа Александр Послыхалина, Музей-усадьба Фряново и лично Екатерины Черновой, фряновских старожилов и местной администрации открыта памятная доска на здании старой больницы - памятнике эпохи модерн. Доска посвящена архитектору Т.Я. Бардту, первому главврачу С.О. Пальку и главврачу Н.Н. Скворцову, проработавшему в больнице 40 лет с 1923 по 1963 год. На открытии кроме официальных лиц выступали внучка Николая Николаевича, много сделавшая для фряновского музея, и ветераны фабрики - все они родились в этом здании, все помнят главного врача.





Вроде простое дело - открытие таблички. А сколько за этим стоит труда, согласований, утверждений, не говоря о непосредственной исторической и исследовательской работе. Кажется, душа этого небольшого городка живет и возрождается благодаря стараниями местных историков и краеведов, как будто на старое дерево терпеливо прививают новый привой, и так хочется, чтобы он прижился. Присоединяйтесь.



Все мои фотографии события здесь, а на обратном пути мой фотоаппарат сам переключился в какой-то невиданный доселе хипстерский режим, и вот что получилось:




Храм. Чудные старые живые места.