?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Образование или воспитание - чему школа должна отдавать приоритет? Я заканчивала 11 класс в то время, когда ответ был однозначен - только образование. Только четкие критерии, знания, понятные ориентиры; идеалы воспитания себя дискредитировали, давайте лучше займемся делом.
На этой волне моя школа №825, школа Караковского, проигрывала конкурентам - спецшколам. И все же мы хорошо поступали в ВУЗы, становились учеными, начальниками, журналистами, очень многие учителями - помогали коммуникативные навыки, приобретенные благодаря системе коллективных творческих дел. А еще вера в себя, вера в лучшее, в то что мы должны изменить мир. Вся эта зыбкая основа воспитания. Мы выходили из школы идеалистами. Санек пошел в 825ую в 3 класс, за ним подтянулся Славик. Потом я решила, что все-таки надо отдать сына в спецшколу, тем более данные были. Ошиблась. Славик пел в "кругу" и ездил на сборы 825-ой до 11 класса. Сейчас оба в педагогических институтах. А мы делаем свою семейную школу.

Повторюсь, вся сегодняшняя концепция нашей школы, пусть и дилетантская - идет от практики, это порождение родительской интуиции, благодаря которой мы стали искать альтернативные пути и единомышленников. Понимая недостаток теоретической базы, мы стали приглашать на свои "Родительские собрания" по пятницам лекторов по психологии, методикам образования, педагогических профессионалов. Что-то находит отклик, что-то совсем нет, но мы постоянно думаем и спорим, изобретаем свое колесо.

Две недели назад к нам приходила Валентина Ивановна Максакова, профессор, кандидат педагогических наук, автор книги "Педагогическая антропология", мама Лехи Максакова. Когда-то она стояла у истоков создания 825-ой школы.


Встреча разделилась на 2 части. Сначала Валентина Ивановна рассказывала про антропологию, подход Ушинского и Корчака, как все это нашло отражения в педагогических исканиях середины 20-го века. Она защищала кандидатскую, когда слово "индивидуальность" в Академии педагогических наук "никто не умел выговаривать, не то что коллективизм". А они работали именно над тем, как бережно развивать личность, как подходить к каждому ребенку по отдельности, как любить его, видеть в нем человека, как общаться с маленьким Человеком. Они понимали, что развитие - это процесс приобретения и потерь, поэтому нельзя его подгонять, каждый должен идти в своем темпе, нужно бережно относиться к каждому возрсасту. Мы слушали с удовольствием и послушно кивали, это было очень круто - понимать что наша интуиция имеет корни в 19 веке! "Роль развития - выстраивать мотивы и слушать". Да, да! Как раз об этом!
Но тут началась часть 2: "Но в школу все-таки надо идти. Личность не сформируется без большого неподобранного общества. Вы создаете парниковые условия. А как же долг? В семье это ребенок, а в школе - гражданин, и это обязательно нужно. У вас клуб, а должна быть ситуация обязательности, это необходимо!". Мы возмутились и старались переубедить лектора. Как же слушать, любить индивидуальность? Зачем нужна эта агрессивная социализация? Зачем ему быть гражданином? Это советское общество предъявляло требования "терпеть и подстраиваться", а сейчас совсем другие вызовы времени!
Валентина Ивановна снисходительно улыбалась и мягко наставила: идти в школу необходимо. В конце концов мы сошлись на том, что можно не ходить до 10 лет, но уж потом - точно. Я осталась в недоумении, на мой взгляд это логический разрыв. Но возможно, что профессиональные педагоги различают роль родителя и учителя. Первый должен любить, беречь, не торопить и т.д. А учитель (школа) - притягивать к стандарту и учить подстраиваться и терпеть...

В этих размышлениях я случайно попала... (да, снова в 825ую школу, прямо все пути к ней сходятся, я верю в такие совпадения!) на педагогические чтения "Гуманистическая концепция воспитания. Наследие Владимира Абрамовича Караковского".


Конференция была прекрасно организована школой и ее друзьями и приурочена к первому дню рождения Владимира Абрамовича, который мы отмечали без него. Не только я лишь сейчас начинаю рефлексировать и анализировать педагогическую концепцию 825-ой школы и снова возвращаюсь к теме "образование или воспитание". В чтениях принимали участие учителя, ученые, педагогические чиновники. Многие годы они работали рядом с Караковским, учились у него, писали работы на тему "825го маршрута".  Владимир Абрамович был не только практиком, но и ученым, методологом, у него осталось множество статей, книг, научных работ. И все же именно сегодня его педагогика на глазах обретает новую жизнь. Все что говорилось - было свежо, ново, актуально. Я не верила своим ушам. Неужели много лет я была прямо в центре этого циклона? Мне кажется, что мы придумываем это сами, на самом же деле надо просто сделать усилие и перевести слова ВА на сегодняшний язык, сплавить с парой открытий и помочь им реализоваться?

Вот, например, из доклада Марины Алексеевны:
"Цели школьного воспитания - 5 интегративных целевых качеств по Караковскому:
1. Высокоразвитое самосознание
2. Физическое и нравственное здоровье человека
3. Широкое образование, привычка к саморазвитию
4. Высоко воспитанный, интеллигентный человек
5. Чувство Отечества, гражданская позиция"

И никаких таблиц умножения и 3-х иностранных языков к 8 классу! Есть еще очень важный список ценностей, найду позже. Еще: "Метод педагогических ситуаций: идя от ситуации, учитель в итоге часто приходит к совершенно другой цели, чем собирался в начале, делает другие выводы".

Много важного прозвучало и в словах Миши Дремова. Он любезно прислал мне для публикации свой доклад, привожу его целиком. Несколько мыслей хочу разобрать подробнее, позже. Пока приглашаю вместе почитать и подумать.

Еще фотографии с конференции

Дремов Михаил Александрович, канд. филол. наук, доцент кафедры всемирной литературы МПГУ, учитель русского языка и литературы ГБОУ «Школа №825», учитель высшей квалификационной категории (m.a.dremov@gmail.com)

SUMMA КАРАКОВСКОГО
С Владимиром Абрамовичем Караковским я знаком с 1986 года – с того самого 1 сентября, когда я впервые пошел в 1 класс 825-й школы и увидел на ее крыльце директора. Я знаю его, его школу и его воспитательную систему почти 30 лет: сначала в качестве ученика, участника большинства школьных дел, заядлого сборовца. В годы студенчества я продолжал быть рядом со школой в качестве «старика». Затем сразу пришел сюда работать – не столько потому, что чувствовал в себе призвание учителя, сколько потому, что не мог расстаться со школой и не видел вокруг себя более достойного дела. Таких учителей, как я, в нашей школе немало. Когда-то мы стали частью воспитательной системы Караковского и остаемся ею поныне. Наша личность, наша человеческая сущность, наше мировоззрение во многом оказались определены именно ею.
В том или ином качестве я был участником большинства тех событий, в которых идеи Караковского воплощены практически. Чем больше становилось опыта, тем четче я представлял себе, как выглядит система Караковского в своем сугубо теоретическом, идеальном, метафизическом виде – как некая цель, как набор ключевых принципов или даже догматов. Отсюда средневековый термин summa – общий итог, который возможен только тогда, когда практическая часть уже завершена и когда мы имеем дело с наследием. Упреков в схоластике я не боюсь: все мы помнил этимологию этого слова.
Среди выделенных мною принципов много таких, которые с трудом поддаются градации. Поэтому предложенный порядок отражает скорее определенную логику, а не степень важности.

Принцип 1. Универсальный (тотальный) характер педагогической профессии.
Возьмем, упрощая, ситуацию примитивной первобытности. Кто более ценен для коллектива – просто умелый охотник или умелый охотник, способный научить охотиться других? Мастер в средневековье – это не только тот, кто достиг совершенства в своем ремесле, это прежде всего тот, у кого есть ученики. Тот, кто не только знает и умеет, но и способен научить, всегда будет лучше того, кто просто знает и умеет.
В широком смысле идеальной для системы Караковского является ситуация, когда становление личности реализуется во многом именно как становление личности педагогической. Всякая ситуация межличностного взаимодействия потенциально ситуация педагогическая, а потому должна осуществляться в рамках принципов заботы и ответственности. Ты и твои дела непременно найдут отражение, пусть даже минимальное, в личности, а значит и делах, другого: следовательно, ты должен прогнозировать и планировать это влияние. В идеальном школьном коллективе каждый его участник – учитель, ученик, администратор – всегда находится в позиции ответственной заботы и стремится к тому, чтобы любая школьная деятельность была ориентирована на развитие. Но таков не только идеал школьный – таков идеал любого коллектива.

Принцип 2. Необходимость педагогического идеала – в его органической связи с идеалом общественным.
Это один из ключевых моментов. Именно в нем идеи Караковского входят в непримиримое противоречие с теми тенденциями, которые господствуют в современной государственной образовательной политике.
Французский философ Луи Альтюссер, называя школу ведущим идеологическим аппаратом буржуазного государства, пришедшим на смену церкви, утверждал, что основная задача такого идеологического аппарата – воспроизводство квалифицированной рабочей силы как составного элемента производительных сил общества. Нам проще назвать этот процесс социализацией, и именно эту задачу в условном «нормальном» государстве, как правило, и призвана решать школа. Мы знаем, что в государстве не условном, а конкретном, в нашем государстве, образование по факту уже отнесено к сфере услуг, т.е. ориентировано не на потребности общества в целом, а на потребительские запросы отдельных граждан, причем в основном тех, у кого есть возможность платить. Это напрямую связано с коммерциализацией образования, при которой главным критерием эффективности становится возможность извлечения прибыли. В глазах потребителя педагогический идеал – это не что иное, как расширение карьерных перспектив выпускника, т.е. повышение его стоимости как товара на рынке труда; в глазах государства идеал заключен в росте «внебюджетного финансирования».
Разумеется, система Караковского нуждается в совершенно ином педагогическом, да и общественном, идеале. Этот идеал исторически соотносится с теми эпохами, когда человеческое общество совершало резкий качественный скачок как в сфере материальной культуры, так и в сфере культуры духовной. Это классическая Греция, это Возрождение, это революция в России. Действительность была разной, всегда противоречивой, но объединяет эти эпохи гуманистический идеал, ибо все они справедливо видели необходимым условием прогресса высвобождение творческих сил человека.
Коль скоро понятие воспитательной системы предполагает осознанный, целенаправленный процесс формирования личности, эта цель, т.е. педагогический идеал, должна четко осознаваться. Но почему столь же важен идеал общественный? Потому что воспитание – деятельность творческая, а не воспроизводящая, поэтому школа должна быть ориентирована не на воспроизводство существующего общества, а на воспитание такой личности, общественные запросы которой будут превосходить сегодняшний день и которая будет стремиться формировать вокруг себя иную социальную среду. Это, в общем-то, тоже социализация, но понятая иначе: не приспособление человека к среде, а приспособление среды к человеку.
Педагогика Караковского могла возникнуть только в таком обществе, где общественный идеал осознавался (а не просто транслировался сверху) достаточно отчетливо. В 50-е–60-е годы – годы «оттепели», при попытке десталинизации – это была идея возвращения к революционным идеалам, к ленинским принципам. В обществе же, где общественный идеал отсутствует, идеям Караковского выживать гораздо сложнее. И здесь важно хотя бы сохранять традицию.

Принцип 3. Творчество как основа педагогической деятельности.
С чего начинался человек на заре своей истории? С мышления и речи? Нет. Человек появился тогда, когда он создал то, чего не смогла создать природа, например орудия труда. И вот для этого ему понадобились мышление, речь, а еще воображение. Но прежде всего – коллектив, т.е. общество, которое ему тоже пришлось создать. История человечества – это история идей, обретших материальную форму. И человек, конечно, в большей степени не homo sapiens, а homo creatrix, человек творческий. Настаивая: «каждое дело творческое, а иначе зачем?» – Караковский по сути утверждал справедливость известного биогенетического закона – онтогенез повторяет филогенез – для педагогики: лучше всего человека сформирует то, что сформировало его изначально, т.е. творчество.
Данный тезис, как мне кажется, великолепно иллюстрирует такое дело, как сбор, для метафоры которого я позволю себе позаимствовать название известного романа Ромена Гари «Обещание на рассвете». Почему сбор был назван Караковским «воспитанием большими дозами»? Сбор, не будучи самой повседневной жизнью, есть тем не менее реально действующая, практическая модель жизни – но не такой жизни, какая есть, а жизни лучшей, такой, какой она могла бы быть. Где каждый заботится о каждом, где все вместе несут ответственность за общее дело и где есть общие для всех непреложные ценности. Это не что иное, как реальное воплощение общественного идеала, к которому можно прикоснуться. Человек уходит из школы в большую жизнь – нет, не идеалистом, – а оптимистом, который знает, что сейчас идеал невозможен, но верит в то, что он достижим. Такая вера, вера педагогическая, для Караковского, мы помним, была очень важна. А пессимизм, напротив, был нравственно недопустим.

Принцип 4. Патриотизм как основа воспитания личности.
Мы с коллегами хорошо помним, как часто Владимир Абрамович цитировал любимые пушкинские строки: «Два чувства дивно близки нам, // В них обретает сердце пищу: // Любовь к родному пепелищу, // Любовь к отеческим гробам». Чем был патриотизм для Караковского, мне кажется, вполне очевидно. Это необходимость для личности быть укорененной в истории, в конкретности исторического бытия, это прежде всего осознание своей ответственности перед прошлыми поколениями, перед теми, кто трудился, создавая настоящее, и кого подчас приносили ему в жертву. В судьбе Караковского сыграли свою роль и сталинские репрессии, и Великая Отечественная война. Не случайно со слезами на глазах он вспоминал свой подростковый опыт в челябинском госпитале, где лежали искалеченные войной солдаты. Был только один путь сделать так, чтобы жертвы не оказались бессмысленными, чтобы травматический исторический опыт был не только осознан, но и преодолен: работать над тем, чтобы будущее стало добрее, человечнее.
Кроме того, патриотизм – это ведь еще и просто любовь, а любовь никогда не делает человека хуже.
На остальных принципах остановлюсь менее подробно, так как они носят более частный и практический характер, что ни в коей мере не умаляет их значимости.

Принцип 5. Ценность детства как особого, самоценного этапа в жизни человека.
На мой взгляд, Владимир Абрамович был одним из немногих, кто, выдвигая те или иные педагогические идеи и воплощая определенную модель воспитания, не шел порочным путем «пятилетка за четыре года», т.е. не видел, как это часто бывает, конечной целью воспитания ускоренное взросление личности. Мало кто так, как он, понимал исключительную значимость детства как важнейшего этапа в становлении человека. Личность без полностью и полноценно прожитого и пережитого детского опыта подобна строению с инженерными просчетами в фундаменте. Как когда-то Гоголь призывал забирать с собой лучшее из юности, так и Караковский не признавал расставания с детством. Конечно, сейчас это является неотъемлемой частью элементарной психологической грамотности, но много ли таких грамотных даже сейчас? Что уж говорить о временах полувековой давности…

Принцип 6. Лучше меньше, да лучше.
Эффективность воспитательной работы вряд ли найдет когда-нибудь объективные методики оценивания (хотя работа над такими методиками, уверен, ведется в недрах каких-либо лабораторий). Одна из главных причин – в отсроченности результата. В такой ситуации единственный выход – сосредоточиться на процессе, ценить любой, даже минимальный, практический выход, добиваться самого факта личностного роста, а не ускорения темпов.

В качестве последнего 7-го принципа мне бы хотелось указать на демократический, эгалитарный образования, на принцип равенства возможностей, который должен реализовываться как в масштабе государства, так и в рамках воспитательной системы конкретной школы. Караковский был сторонником исключительного разнообразия образовательных форм, но только по горизонтали, а не по вертикали – без деления на лучших и худших, на элиту и плебс. Идеи Караковского всегда обращены к массовой школе, воспитание по Караковскому – это действительно «воспитание для всех». 


Profile

mrs_truly
mrs_truly

Latest Month

Май 2018
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Метки

Разработано LiveJournal.com