?

Log in

No account? Create an account

Предыдущий пост | Следующий пост



В воскресенье мы ходили на органный абонемент в Зал Чайковского. В понедельник утром здесь будет прощание с Гарри Яковлевичем Гробдергом.
Я была уверена, что будет стоять траурный портрет, что что-то скажут на концерте, но ничего не было. Среди кафе и ларьков публика спешила на выход, мелькали новые интерактивные афиши. Баха сегодня играл немецкий органист 1975 года рождения. А Гродберг был 1929, и он играл абонемент еще в прошлом году! Думаю, его не смутила бы эта суета в фойе. Он был из тех, кто играет любой публике. Не знаю, как относилось к нему профессиональное сообщество, но публика считала его своим. Сегодняшний органист играл на бис занудную колыбельную, а Гродберг - всегда Токатту и фугу ре минор. Ну и пусть что в тысячный раз! Ему было не жалко.



Это запись 1970 года. В этом году Галич написал стихотворение - о Гродберге тоже, про то, что он делал музыку, сближавшую Бога и жизнь, сшивал небо с землей. Светлая память.

Александр Галич. По образу и подобию

или, как было написано на воротах Бухенвальда:
«Jedem das Seine» — «Каждому — своё».



— Начинается день и дневные дела,
Но треклятая месса уснуть не дала.
Ломит поясницу и ноет бок,
Безконечной стиркою дом пропах…
— С добрым утром, Бах, — говорит Бог.
— С добрым утром, Бог, — говорит Бах.
С добрым утром!..

— …А над нами с утра, а над нами с утра,
Как кричит вороньё на пожарище,
Голосят рупора, голосят рупора:
«С добрым утром! Вставайте, товарищи!»

— А потом, досыпая, мы едем в метро,
В электричке, в трамвае, в автобусе,
И орут, выворачивая нутро,
Рупора о победах и доблести.

— И спросонья бывает такая пора,
Что готов я в припадке отчаянья
Посшибать рупора, посбивать рупора —
И услышать прекрасность молчания…

— Под попрёки жены исхитрись-ка изволь
Сочинить переход из це-дура в ха-моль!..
От семейных ссор, от долгов и склок
Никуда не деться, и дело — швах…
— Но не печалься, Бах, — говорит Бог.
— Да уж ладно, Бог, — говорит Бах.
Да уж ладно!..

— …А у бабки инсульт, и хворает жена,
И того не хватает, и этого,
И лекарства нужны, и больница нужна,
Только место не светит покедова.

— И меня в перерыв вызывают в местком,
Ходит пред по месткому присядкою:
«Раз уж дело такое, то мы подмогнём,
Безвозвратною ссудим десяткою».

— И кассир мне деньгу отслюнит по рублю,
Ухмыльнётся ухмылкой грабительской.
Я пол-литра куплю, валидолу куплю,
Двести сыра и двести «Любительской»…

— А пронзительный ветер, предвестник зимы,
Дует в двери капеллы Святого Фомы,
И поёт орган, что всему итог —
Это вечный сон, это тлен и прах!

Но не кощунствуй, Бах! — говорит Бог.
— А ты дослушай, Бог! — говорит Бах.
Ты дослушай!..

— …А у суки-соседки гулянка в соку,
Девки воют, хихикают хахали.
Я пол-литра открою, нарежу сырку,
Дам жене валидолу на сахаре,

— И по первой налью, и налью по второй,
И сырку, и колбаски покушаю,
И о том, что я самый геройский герой,
Передачу охотно послушаю.

— И трофейную трубку свою запалю,
Посмеюсь над мычащею бабкою,
И ещё раз налью, и ещё раз налью,
И к соседке схожу за добавкою…

— Он снимает камзол, он сдирает парик.
Дети шепчутся в детской: «Вернулся старик…»
Что ж, ему за со́рок — немалый срок,
Синева, как пыль, на его губах…
— Доброй ночи, Бах, — говорит Бог.
— Доброй ночи, Бог, — говорит Бах.
Доброй ночи!..

<декабрь 1970>

Слова о Гродберге дирижера Симонова

Метки:

Календарь

Октябрь 2018
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Метки

Разработано LiveJournal.com