?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry



"...Мне так и не удалось закончить «Трактат о форме облаков», который я неоднократно порывался написать в начале 1960-х годов и разрозненные фрагменты которого были полностью утрачены мной, хотя в стихотворении с аналогичным названием я и заявил о его завершении. Есть какая-то высшая правда в том, что я не мог завершить этот трактат и что фрагменты его потерялись, — это соответствует духу и природе облаков. Завершенный и написанный «Трактат о форме облаков» не есть истинный «Трактат о форме облаков». Истинный «Трактат о форме облаков» должен быть недописан и утерян...

...Во фрагментах «Трактата о форме облаков» опровергалось общепринятое мнение, согласно которому состояние бодрствования должно рассматриваться как область реальности и действительности, а состояние сна почитается за нечто иллюзорное, нереальное и просто несуществующее. В этих фрагментах утверждалось нечто прямо противоположное, а именно: что состояние бодрствования есть состояние иллюзии существования постоянного, неизменного «я», в то время как в состоянии сна эта иллюзия может быть преодолена, и часто действительно преодолевается, непредсказуемыми изменениями сна, а это значит, что в состоянии сна наше сознание находится гораздо ближе к реальности, чем когда оно находится в состоянии бодрствования. Глубина бытия раскрывается в состоянии сна; плоскость же существования разворачивается в состоянии бодрствования. Для того чтобы погрузиться в иероглифическую глубину бытия, необходимо упразднить грамматическую плоскость существования, а это возможно только в том случае, если мы сможем подчинить состояние бодрствования действию законов сна...

...Но, может быть, еще более интересная история произошла с «Трактатом о конфигурации сна», который я писал во сне и который так и остался во сне, так что в состоянии бодрствования о нем можно было только вспоминать. Конечно же, несовпадение параметров пространства сна и пространства бодрствования не позволяет мне восстановить сейчас полностью содержание этого трактата, но какие-то отдельные его положения я все же могу пересказать.

«Реальность ходит на двух ногах, одной из которых является состояние сна, а другой — состояние бодрствования, однако современное сознание прыгает на одной ноге по той причине, что оно пренебрегает состояние сна» — я хорошо запомнил эту начальную фразу трактата, продиктованную мне во сне Сидельниковым, но что касается дальнейшего, то тут возможен только приблизительный пересказ. Общий смысл трактата сводился к следующему: наша ошибка заключается в том, что мы рассматриваем состояние бодрствования как абсолютную и единственную реальность, а состояние сна как нечто иллюзорное и нереальное. Мы полагаем, что сон — это всего лишь комбинация каких-то обрывков и фрагментов состояния бодрствования, которые перепутываются меж собой и складываются в некие фантастические, абсурдные и завораживающие образы, однако, как бы восхитительны порой эти образы ни были, на самом деле они не имеют никакого отношения к реальной действительности. Все это, как говорится, лишь сон, лишь дымка, лишь иллюзия. Конечно же, эти фантастические образы сна психоаналитики могут использовать для выявления комплексов, фобий и прочих психических расстройств пациента, а последователи Юнга, расшифровывая эти самые образы, могут выявлять архетипы коллективного бессознательного, но и в том и в другом случае образы сна рассматриваются как некие подручные средства, способствующие разрешению проблем, которые возникают в состоянии бодрствования, а само состояние сна рассматривается как нечто факультативное, как некая техническая, обслуживающая и не всегда необходимая инстанция, задачей которой является сделать наше пребывание в состоянии бодрствования максимально комфортным.

«Трактат о конфигурации сна» излагал диаметрально противоположную точку зрения, согласно которой именно состояние сна является абсолютной и единственной реальностью, в то время как состояние бодрствования представляет собой нечто иллюзорное и нереальное, ибо оно есть не что иное, как комбинация каких-то обрывков и фрагментов состояния сна, дающих самое отдаленное, а порой и просто искаженное представление о том, что, собственно, мы видели и переживали во сне. Тут нужно говорить скорее даже не об обрывках и фрагментах, но о бесчисленных мелких осколках, которые принципиально невозможно собрать в какое-то целое, находясь в состоянии бодрствования. Знание, полученное нами в состоянии сна, невозможно перенести в состояние бодрствования и воспроизвести его здесь, и это обусловливается тем, что пространство сна и пространство яви строятся на принципиально различных, не сводимых друг к другу законах. Пространство бодрствования подчиняется грамматическим законам, причинно-следственным связям и однонаправленному вектору времени, но все это перестает действовать в пространстве сна, ибо там господствует единый «закон конфигурации сна», описанию которого и был посвящен трактат, продиктованный мне во сне моим учителем. Мне даже была явлена формула этого закона, но, поскольку знание, обретенное во сне, не может быть ни перенесено в пространство бодрствовании, ни воспроизведено в нем, то, проснувшись, я уже не мог сказать ничего конкретного ни по поводу «закона конфигурации сна», ни тем более по поводу формулы этого закона. Я знал твердо только одно: «закон конфигурации сна» существует, и для его постижения необходимо научиться преодолевать законы грамматического мира....

...«Современные люди спят для того, чтобы бодрствовать, и поэтому их бодрствование сонно и вяло, но настоящий человек должен бодрствовать для того, чтобы спать и видеть сны, ибо правильно увиденный сон есть истинное бодрствование, в то время как неправильно проживаемое бодрствование есть всего лишь дурной сон».

Владимир Мартынов. Автоархеология 1952-1972

Profile

mrs_truly
mrs_truly

Latest Month

Сентябрь 2018
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Метки

Разработано LiveJournal.com