Category: лытдыбр

По следам школьного выезда в Еремино "Гномы на катке и у камина"

В этом году нам опять повезло выехать в Еремино на несколько морозных дней, когда пруд уже застыл, а снега еще нет. Коньки, закаты, предвкушение праздника, таинственный темный лес, костер, большая собака... И я такая иду с чемоданом ночью по пустым участкам, а навстречу мне сторож с ружьем и алабаем, а я ему: "Не волнуйтесь, это у меня сокровища, мы тут с детьми играем в гномов".





Прошлый, июньский, лагерь, был каким-то тяжелым, суетным, какие-то разборки, разговоры... А закончился он гибелью моей собаки Тары. Поэтому я решила больше ничего не организовывать. Но в дверь стала стучаться зима, и так захотелось ее встретить. И я не пожалела. Но/и было много мыслей внутри и снаружи о том, как же все таки должна быть устроена школа, зачем она нужна... Ночью я писала-работала-думала, а днем снова встречалась с живыми разными орущими поющими веселыми ревущими детьми, и снова проживала плотный день, а ночью снова садилась за комп. И в итоге всей этой наполненной событиями и мыслями бессонницы родился текст, который я просто не могла не написать, он прямо стоял в голове. Отлежался пару недель и вот публикую.



...Я прожила четыре дня в доме с 9 детьми и Ирой. Мне повезло немного погрузиться в самонаблюдение, и практика взаимоотношений с детьми дала продвижение во многих вопросах, стоящих сейчас в голове.
Итак, зачем нужна школа, если ее успех 100% зависит от родителей? Если родители просветленные, понимающие, доверяющие и тд – не все ли равно, в какую школу ходит или не ходит ребенок? Вспоминаю все прекрасные случаи детей, которым хорошо и которые самореализовались в школах SDE – и это дети организаторов. А в обратную сторону не работает – не всем детям организаторов хорошо в наших школах. И есть множество примеров самореализованных людей без всяких SDE школ, благодаря поддержке родителей. (Есть случаи и вопреки родителям, но их сейчас не рассматриваем). Зачем тогда нужна SDE школа (если оставить в стороне требования закона в тех странах, где ходить в школу обязательно)?
Ну во-первых нужна кому? Детям?
Дети на словах отвечают по-разному, но из реального опыта я вижу, что школа им нужна чтобы:
i. Быть без родителей
ii. Общаться
iii. Играть
iv. Гулять
v. Беситься – «я ребенок, я тоже имею право беситься!» - кричала моя дочь, призываемая к порядку; это не как частный случай игры, а именно чтобы делать что-то недозволенное, выплеск энергии
vi. Делать что-то интересное, прикольное
Все это они делали напролет все дни. Никто ни разу не открыл никакой книги, компьютера, тетрадки (даже у кого типа были уроки по подготовке к аттестации). Нет, Тимоха сделал пару страниц математики, когда обманул всех, спрятался под кроватью и не пошел гулять, просидел 2 часа в планшете, а потом так сам себя наказал. Тем более тусить было не с кем – все гуляли.
Я не вижу, чтобы школа – как место и сообщество – нужна была им для образования, как мы его понимаем. В тусовке нет места индивидуальным углубленным занятиям, даже просто открыть комп и посидеть в какой-то программе. Зачем для этого приходить в школу? Даже заниматься с преподом проще и эффективнее в зуме.
Делать что-то вместе с товарищами? Да. Это может быть и «слушать лекцию», но ключевое там всегда будет - тусовка. На этом паровозе едет много образовательных проектов – сплачивается команда класса, и вот уже дети с охотой и поля пропалывают, и логарифмы извлекают. В математических классах ставятся спектакли, выездные лагеря и т.д. – все для того, чтобы за компанию увлечь заниматься чем-то полезным. Но помогает или вредит это самоопределению? Может быть дружба отдельно, а дело должно быть свое и в командах по компетенциям, где каждый нужен для чего-то конкретного?
Петя несколько раз смотрел на телефоне и показывал всем ролики про Марианскую впадину, падения самолетов и устройство еще чего-то, но это было скорее поперек общего настроя, и точно остальные дети этим не интересовались, а просто приклеивались к петиному экрану.
То есть – школы SDE нужны детям для решения своих социально-коммуникативных задач, а так как это все входит в противоречие одно с другим (одни делают интересное, другие бесятся) – им приходится договариваться, и они получают большой переговорный и полемический опыт. Дочь Питера Харткампа говорила, что она почти все школьное время проводила в комитетах, в переговорах как лучше устроить школу. Питер сам про это говорит – суть в том, что дети делают школу, в этом и есть их основная деятельность!
Но не стоит ждать от школы SDE, что ребенок там начнет учиться, в смысле получать системные нужные именно себе знания, даже если/ когда у него возникнет и сформируется такая потребность. Прямая учебная самонаправленная деятельность всегда будет вне школы – технически они могут приглашать лекторов, слушать курсы MOOC, ходить куда-то на занятия, шерить затраты на все это, и мы всегда радуемся, когда такое возникает и живет в школе, но! Надо помнить ведущие интересы детей к школе – это интерес быть в группе, а значит на самом деле в прямом смысле профессиональное (научное, творческое) самоопределение и последовательная деятельность по развитию и продвижению своего интереса – в SDE школе неуместны.
(И получается, что место и время для учебной самонаправленной деятельности нужно выгораживать отдельно. А в школе (как и в других местах) можно набирать себе команды, рассказывать о старте и презентовать итоги проекта, в общем использовать ее как социально-коммуникационную площадку).




Ну да, мы так и думали, школа нужна для социального взаимодействия, чтобы выходить за пределы семьи. Должна ли эта среда взаимодействия быть максимально дружественной, комфортной, надо ли отбирать участников (взрослых и детей) по принципу «единомышленники»? Если да, то это по факту не выход за пределы семьи, это подбор людей с теми же ценностями, образом поведения и т.д. Если не отбирать участников, держать среду открытой, и учиться взаимодействовать с «другим» - то главный вопрос в том, что среду собирают родители, а учиться взаимодействовать почему-то должны дети. Получается что они, как и в обычной школе, попадают в среду, собранную кем-то, и вот они должны там социализироваться. Почему? Сплошь и рядом мы попадаем в такие моменты, когда дети разрушают, разрушают среду, отношения – а взрослые склеивают, склеивают, склеивают, потому что это они придумали эту школу, считают, что она должна быть такая-то и такая-то, они заинтересованы в ней, а дети ей пользуются. Но взаимодействовать с другими людьми нужно, и это более естественно, в реальной жизни – когда ты или любишь кого-то, или он тебе зачем-то нужен, или ты волею судьбы живешь с ним в одной точке, и ее надо делить… Вот похоже у нас третий случай – так получилось, что у детей общая школа, и ее как-то надо делить. Во всех школах самое тяжелое последствие – отчисление из школы, и школах SDE тоже. На этом паровозе – желания остаться в этом социуме, не быть выгнанным – едет школьная дисциплина и договорная демократическая система школ SDE. Плюс отбор – «разрушители» в целом сразу не попадают в среду. Но тогда это не открытая среда, и по большому счету никаких «других» в ней быть не может – надо просто правильно настроить входные испытания… Короче, отбирать или нет?
Я часто слышу и сама очень часто так думаю – что вот мои дети хорошие, правильные, а вот другие плохиши сбивают их. Например, я своим дома разрешаю сидеть в гаджетах, а другим детям запрещают – вот они и приходят в школу только поиграть, а мои приклеиваются к экранам, а так бы вышивали. Или мои дети спокойные, уважительные, а другие драчуны и ругаются, и конечно агрессивная культура заразительна… Почему бы не отобрать по нормальному детей в свою школу, ведь не хочу же я к примеру идти в дворовую школу, где моих детей социальная среда быстро научит ругаться матом?
Несколько дней с группой разных детей показывают, что нет таких-то и таких-то детей. У них у всех есть периоды – время бегать и время читать, время орать и тихо смотреть на звезды. Состав, продолжительность и темп смены этапов у всех разный. Иногда волны совпадают и возникает какая-то групповая динамика – всем беситься или всем вдруг сидеть тихо на озере, и это очень круто – как то, так и другое (и одно без другого не бывает). На длинном периоде времени и в широком пространстве особенно видно, что поведение каждого бывает очень разным, и оно всегда только отчасти управляется внешними факторами.
Получив пароль от планшета, Тимоха 2 дня просидел в нем безвылазно, играл в Майнкрафт. Катя, которая обычно сидит в ютубе, здесь могла свободно общаться с друзьями и телефон не включала. Зато она бегала и орала, даром что самая старшая. Юра и Тима страшно хотели играть! Но потом как-то все отвлекало, то коньки, то беготня. Петя как смотрел свои ролики – так и смотрел. А потом они с Тимохой лепили из глины и 2 дня планшет не включали. Василиса приехала и утаскивала девчонок кататься на коньках. В свободной среде никто ни на кого не влияет определенным образом, а если Катя хотела беситься – то она и бесится, просто в одной группе было бы социально приемлемым сидеть шушукаться на качелях, а в другой бегать и орать – и вот она учитывает обстоятельства, что лучше делать сейчас.
То есть, во-первых, дело в том, какая личная динамика у человека и что у него в голове, а во-вторых- в критической массе группы, в том что ценится в группе или в малых группах. Значит ли это, что эту группу надо формировать? Вроде бы напрашивается вывод что да – ведь дети хотят общаться, и они будут общаться теми способами, которые каждый приносит с собой из дома. Но как тогда учиться жить рядом с другим?



Да, как жить рядом с другим? Как возможна горизонтальная структура – у тебя одни ценности и деятельность, а у него другие ценности и деятельность, но вы делите один ресурс (дом, школа, город, страна, планета)? Все, что можно отрегулировать законами – физический раздел территории, насилие, невмешательство и т.д. – это понятно. А вот такой случай – твоя мечта подразумевает, что ЭТО делают другие, все. Например, ты мечтаешь поставить спектакль, или поставить контейнер для раздельного сбора мусора, и ты реально не можешь сделать один, и тебе надо убедить других участвовать. Как принять их отказ и не отчаяться? Или такая ситуация – я приехала провести тихо время на даче, а дети любят бегать и беситься? Кажется, что им надо запретить по закону, тк они мешают мне тихо сидеть. Но ведь и я им мешаю, почему моя деятельность более правильная?
Или другой случай – гаджеты. Мне кажется, что они бесят нас прежде всего потому, что дети не делают что-то правильное, а делают что-то другое. Что они не выбирают мои ценности и деятельность. Мы не можем в это поверить – что наши дети не выбирают наше, и приписываем гаджетам какую-то особую заманчивость, 25й кадр и т.д. Лечим насморк прищепкой на нас. И вот ты отобрал у него телефон и читаешь ему Пушкина, и он вроде прямо вдохновлен, а потом тихо так задает вопрос – ну все, уже можно играть? И вообще все, что ты с ним делаешь, отобрав телефон, меркнет в твоих глазах, получается он все это только терпит? Ужас, мне прощу сразу все разрешить, и быть уверенной, что он выбирает меня добровольно.
Но как только задаешь себе вопрос – почему тебя вообще волнует, что делает человек рядом? Не находишь ответа. Ну сложно жить с другим в одной квартире…
Прикольно, что дети сами и принимают и не принимают горизонтальной структуры. С одной стороны, они нормально относятся к тому, что я о них забочусь, готовлю, трачу все свое время, что ведущей деятельностью всегда оказывается их. Но как только у меня кончается терпение и я кричу «почему я должна вас обеспечивать?!» - они говорят пожалуйста, не обеспечивай. Еда? Мы сами сделаем. Музей? Ну давай не поедем. И т.д. Как бы у них не заложено взял-отдай. Отдаешь? Отлично. Не хочешь? Не давай. Но платить мы не обязаны!
А с гаджетами – они прямо навязывают мне постоянно контролирующую функцию – можно мы поиграем? Можно мы посмотрим? Когда будет время гаджетов? И т.д. Я подумала немного и сказала: «Я считаю, что просидеть всю жизнь в ютубе это жалко. Это вопрос потраты личного времени. Если я разрешаю или не разрешаю- получается это я несу ответственность за то, как ты проведешь жизнь? Я не хочу». – Они тут же сказали «понятно, вся жизнь это долго, сейчас можно поиграть» - и вот тут хватит ли у меня сил по правде реализовать свои слова…




Уже позже сформулировала еще немного о гаджетах:

У меня прямо был инсайт, что внутри школы эту тему никак не решить и не надо. Аргумент 1: Это мое личное дело. Для меня будет нормальным, если на двери коворкинга, куда я прихожу, или на даже на двери дружеской квартиры, да где угодно будет надпись: здесь без гаджетов. Ну ок, не проблема, я же сюда прихожу за чем-то другим. А если за этим - тогда я сюда не пойду. А вот когда я приду в коворкинг, а меня там начнут привлекать обсуждать, как мы все будем поступать с чем-то, например с моим гаджетом, у меня протест. Это мой предмет, моя траектория, мои решения, это вообще не касается других! Ну давайте решим, можно ли жевать жевачки, или пить кофе, или есть сахар - любое решение для меня кофемана будет компромиссом, почему меня надо к нему вынуждать?

Аргумент 2: Мы транслируем вину, которой или нет, или это как бы... социально приемлемая вина, такая согрешил-покайся, и все так делают. Меня удивил рассказ племянницы из мат школы, что в классе решено отказаться от телефонов, класть их на входе в класс, а потом вообще проголосовали за кнопочные телефоны, то есть заставили меня сменить девайс! Голосовали сами дети - видимо то большинство, которое поступает "правильно", Маша с осуждением говорила про тех плохих мальчиков, которые играют на уроках, и про вред плохих гаджетов, сама-то она очень любит зависнуть... Получается какая-то унтер офицерская вдова, которая сама себя высекла, и это мы их к этому принудили.

Аргумент 3: Я читала исследование, по которому среднее время использование гаджетом подростками одинаково для всех - для тех кому запрещают, с кем торгуются, и кому разрешают (только последние используют гаджеты более по делу). И оно примерно 3 часа в день (даже если разрешено 2 - берут у друга, забыли поставить пароль и т.д.) И вот эти 3 часа вполне могут приходиться на школу, если дома все запрещено или осуждается. И чтобы это отменить, мы можем только давить на ребенка больше чем дома! Это ад, я не хочу.

Аргумент 4: Не надо переносить проблему с больной головы на здоровую. Нас бесит то, что дети не убираются, не делают уроки, не общаются и т.д., то есть не делают чего-то. И нам так не хочется признать, что они именно это не хотят делать, а мы все приписываем вредоносному влиянию иноагентов. Я когда-то по воле руководства закрывала курилки на работе, потому что типа курильщик работает на час меньше в день. И курильщики мне говорили -"вы думаете я стану работать больше на час? Да я буду сидеть смотреть в обои! И вы никак не сможете это запретить". Давайте решать саму проблему - почему не убираются, не делают уроки и т.д., а не запрещать любые альтернативы, потому что они их все равно найдут.

Все, устала писать. Вспомню только ужасные моменты, когда я кричала и почти дралась с детьми:
· Я сто раз говорю им идти чистить зубы и ложиться, а они бегают и орут, и хлопают дверьми; я прямо физически включаюсь в эту бесню, только со знаком минус: я говорю, кричу ужасным голосом, хватаю первого попавшегося бегуна и тащу в другую комнату и т.д., пока они наконец не пугаются, Катя, если ей попало, начинает рыдать прости меня мама прости, я в бешенстве и стыде сажусь читать, и твердо решаю на следующий день и никогда больше так не делать, потому что ну какое мне дело до того, что делают другие люди, пока они не нарушают законов…
· Но на следующий день мы поехали в музей, я хотела порисовать в тишине, специально договорилась, взяла только тех, кто хотел! Специально уговаривала не ездить тех, кто не хочет! Но они поехали, а хотели на самом деле ржать. Выходить из музея отказывались, вообще не слышали меня. Но я пока не орала. Сорвали экскурсию, говорили и говорили все время головотяп, головотяп, и мерзко смеялись. Наконец вышли на улицу, побегали, я молчу молчу молчу, идем в магазин. Они начинают срывать с друг друга шапки и орать и драться в магазине. Я ору и вытаскиваю их на улицу, в бешенстве сама покупаю что надо, они приходят и милым голосом говорят «мы просили у людей на улице, но нам не дали, может ты дашь 16 р на жевачку»?
· Девочки переодеваются, а мальчики врываются к ним в комнату. Катя начинает ужасным голосом кричать выйдете, выйдете! Как самая сильная дубасит кого-то. Он орет и рыдает. Я прихожу и ору, и все снова по кругу…
· Сообразив, что меня бесят не гаджеты, а то что они не делают чего-то другого, начинаю отсекать – а что бы я хотела чтобы они сейчас делали вместе телефонов? А я же убираю посуду за всеми! Прошу убрать посуду – раз, два, три, а они сидят в телефонах, и вот я уже близка к тому, чтобы запретить, тогда они точно уберут посуду!



Итак, моя жизнь перестает быть прекрасной, когда:
1. Другие делают то, что мне не нравится; не делают то, что я говорю. Этот вопрос можно отрегулировать, обсудив вместе, где проходит логика, правила безопасности, права других людей и т.д., все остальное – научить себя не оценивать. Все, что оценивается, описано правилами – должны быть реальные возможности это внедрить (санкции). В семье или дружбе например я санкций не принимаю, но есть негласный договор, что мы разойдемся, если то-то и то-то, или люди понимают, что я расстроюсь, если будет то-то и то-то, то есть на самом деле правила и санкции всегда существуют, и последняя санкция – выход. Однозначно списки «того и не того» по отношению к детям надо сокращать, сейчас они у нас просто огромные, что как нам кажется следует из заботы и нашей ответственности, а на самом деле возможно нам просто некомфортно с «другим». Но среда с закрытым выходом (не можешь уволить сотрудника, он не может уволиться, родители приводят ребенка в школу и он не может уйти, школа не может отчислить ученика) – токсична. И надо помнить, что ребенок – родитель – это как раз закрытая система, мы вместе навсегда, и засорять ее выхлопами от невыполненных требований и ожиданий очень опасно.
2. Другие физически делают «не то» - бегают и орут, включают громкую музыку, или наоборот лежат, все время едят и т.д. - это какая-то совершенно физическая проблема - невозможность находиться в одном пространстве с человеком, у которого в данный момент времени другая волна. Ты можешь держаться мозгом, но ты все равно включаешься эмоционально….
Для меня важно понять, что первое и второе – разные вещи, решение п.1 не помогает и даже часто мешает решению п.2 При этом есть ощущение, что для детей ведущий – п.2, они приходят в школу общаться, приходят эмоционально и ради эмоций, ради группы, а остальное все терпят как возможные обременения. При этом у всех своя эмоциональная динамика, школа не замкнутый мир. От набора группы это почти не зависит, от правил поведения тоже. Отрицательные и положительные волны разных людей в группе могут совпадать, набирая силу. Более сильные люди теоретически могут этому противостоять, но тогда они выпадают из горизонтальной структуры, они в ней инородный элемент. Чем больше я погружаюсь в совместную жизнь с детьми, тем больше меня берут и их эмоциональные волны, но у меня есть четкие ожидания не только того, как должны вести себя дети, но особенно – как должны вести себя взрослые, и меня разрывает между тем, что я должна и что я чувствую… А детям кстати часто норм, что я ору, тк они сами между собой делают так постоянно - таковы американские горки горизонтальной структуры…
Так вот, возвращаясь к вопросу зачем нужна SDE школа, я прохожу через то, зачем она нужна детям, и прихожу к тому, зачем она нужна мне: я хочу понять, как можно жить рядом с другими? На сколько рядом? С насколько другими? Как конкретно это делать в горизонтальной структуре, то есть не давя ни на кого ни делом ни словом, но и самой не подвергаясь давлению? Изменить – не получится. Отбирать – до какого уровня совпадения?
Например, как жить с моими детьми, с моими соседями, вообще с людьми на планете.



Все фотки лагеря в Еремино
Пока дети катались на коньках с Ирой, я съездила во Фряново на открытие памятной доски на здании старой больницы, пообщалась с директором музея Екатериной Черновой и наконец познакомилась с ее мужем, краеведом Александром Послыхалиным.

Поезд №073 Москва - Кривой Рог

Я поехала в Украину на образовательную конференцию "Освiтнiй експеримент", куда позвала меня Катя Ботвинник. Их "Боже, вiльна школа" в Виннице похожа на нашу, но у них есть свой большой дом. Весной он неожиданно сгорел, и ребята заново отстраивали мечту. Мне хотелось приехать к ним на стройку, и я так легко это пообещала. Потом только сообразила, что Лешу не пустят, без него строить я не умею, к тому же на машине нельзя, а на самолете с детьми не хватит денег, а без детей на неделю или две я не могу уехать... Короче не получается. Поэтому же не поехала и на IDEC - крупную крутую конференцию по демократическому образованию, которая проходила в начале августа в Киеве и в Виннице. Ну вот, думаю, зато есть возможность поехать на ОЕ - только на выходные, небольшая дружеская тусовка, поговорим про интересное, а у Кати Герасенковой там дедушка живет, так что вроде как и не совсем в чужое место едем. Тем более проживание оплачивают.

Потом оказалось, что конференция проходит в Святогорске, а это Донецкая область в 20 км от линии фронта, билеты стоят на порядок больше проживания, за проживание все равно пришлось заплатить, на выходные не получается... Но идею уже было не отменить. Главным аргументом для меня было, что вот я знаю, что у них сложное отношение, но они позвали русского спикера, и я поддержу. При этом Даниловым мы до последнего не говорили, куда я еду, но остальные знали. Удивлялись, но в целом норм.

В поезде в плацкарте я ждала каких-то разговоров, но было мирно, только муторно проходить границу, все с нотариальными приглашениями. Туристов в вагоне не было, все ехали по делам, или к больным родителям, или проведать бабушку, и все это должны были объяснять сначала одним, потом другим пограничникам. Люди, зависшие одной ногой там, другой здесь, стягивающие своими историями порваную ткань отношений между странами, показались мне тихими, грустными, усталыми. Казалось, они хотят только одного - чтобы не стало хуже. Осторожно так переходят по шаткому мостику.

Ну а я вышла в солнечном Харькове, со стены вещал по-русски Комаровский, на огромной картине среди голубей и цветов по-прежнему парил Ленин, лепнина, хрусталь, золото - все совершенно по-советски и мажорно. Вай-фай к тому же. Красота, думаю. Написала обо всем этом в фб, думаю, буду писать правду, репортаж, а то что никто не пишет с Украины. Села в поезд до Святогорска, доспала пару часов, только мельком видела идиллические хаты и сосновые леса.

Нас встретили организаторы, жара, обнимашки, улыбки, пансионат. Были проблемы с базой, поэтому нас поселили за 2 км от места конференции, прошлись по Святогорску. "А кто это у вас на горе стоит?" - "Артем". Я даже не сразу поняла. А, товарищ Артем! А почему здесь? - "Да просто стоит и все".

И тут звон колоколов. Мы продолжали идти по зеленым улочкам среди увитых зеленью домиков частного сектора, и я немного узнала про этот городок. Прошли кстати указатель на Славянск. Да, здесь 25 км, но все мирно. Это курортный город. Река, озера, но главное - Лавра, одна из трех в Украине, под Московским патриархатом. "А, так здесь православное место?" - "Ой, я в этом не разбираюсь. Но вы обязательно сходите, там красиво".

Началась конференция. Ее проводит пятый год классная команда, видно что все на своих местах, знают что делают, все френдли, Катя бегает кричит всех созывает, общий танец - разминка, начались сессии. Программа, как на многих наших конференциях, делалась на месте - какие-то базовые треки стояли заранее, а остальные можно было вписать, поставить самому.

Все говорят по-украински, но мне в целом понятно, только уточняю какие-то непонятные слова. Постепенно знакомлюсь. Со мной почти все говорят по-русски. Среди прочих выступлений понравилось конечно то, что говорили про свою школу Катя и Таня Ботвинник, и Роман Морозов из центра "ШЕLТЕR+" из Кривого Рога. Он говорил только по-украински, включая ответы на мои вопросы, но я поняла, что они делают не только и не столько образовательный проект, сколько крупный социальный центр: футбольная команда, волонтерство, экология, политика, религия - их интересуют и они занимаются всеми аспектамии социальной жизни, поднимают убитый тяжелой промышленностью родной город. Я снова услушала, что школа может и должна быть центром социальной жизни, центром изменений.

Ну потом обеды - ужины, разговоры начинаются уже более за личное. И вот с одним, с другим... "Вы как решились сюда приехать?" - "Ну я..." - "У нас же война идет. Трупы каждую неделю. Тяжело это все. Нам было сложно Вас позвать, многие этого не поняли". Ну а я же хочу этой миротворческой миссии, хочу наладить диалог, думаю - не могут нас, нормальных людей, разъединять политики, не должно быть такого. Ну и всплыла тема - повесить на доску расписания дискуссию "Россия - Украина: возможен и нужен ли диалог между нормальными людьми".

Я даже не успела написать свой листочек. Стали думать формулировку, а тут же стоял Роман, и я сказала - "давайте выберем время так, чтобы Роман мог принять участие". А он поворачивается и говорит примерно следующее: "У меня очень простой подход. Два вопроса: чей Крым и является ли Россия агрессором, захватчиком территорий ДНР и ЛНР. Без твоего ответа на них я не буду с тобой общаться ни на какие темы, рассуждать про педагогику. Это очень просто. Я сейчас сознательно не смотрю русского кино, не слушаю русской музыки. Все что важно для меня - моя семья, моя работа, моя жизнь - зависит от независимости Украины, и я поддерживаю силы, которые за нее борются, и не поддержу ни словом ни копейкой того, кто посягает на независимость моей Родины".

И рядом с ним стояли его друзья, и они говорили то же самое: без ответа на эти самые простые вопросы наше общение невозможно. А рядом со мной стояли девушки, которые старались сказать "ну что вы, ну почему ты ей это говоришь, она-то при чем, пойдемте ужинать". Но я говорила "нет почему же, мне очень важно это слышать, я нормально", а сама судорожно формулировала, как же ответить ему на его простые вопросы.

Если честно, я не до конца помню, что я сказала. Что-то типа того, что Крым татарский, или других людей, которые там живут. Я была там, я брала интервью, оттуда все выглядит совершенно не так. Что я могу сказать что угодно, чтобы продолжить с ним разговор. Что я никогда не соглашаюсь на выбор или-или, это всегда манипуляция, всегда есть третий путь. Что я никак не отождествляю себя со своим государством, к огромному моему сожалению. Что да, по международному праву Крым украинский, но зачем вообще так ставить этот вопрос?? Что он для тебя означает?! Да у меня всю страну оккупировали!

А они раз за разом мне объясняли простую схему. "Твое государство - агрессор. Ты или с ним, тогда ты нам враг. Или ты против него - тогда вставай и борись. У вас на площади омоновец бьет девушку в живот, а вы ничего не делаете. А у нас с этого начался Майдан. Мы вышли, сбросили, мы управляем этим. Мы боремся за свою независимость и не надо нам мешать, навязывать свои порядки. Не можешь бороться - уезжай, мы всех примем".

Я впервые в жизни попала в такую ситуацию. Я живу в своей башне из слоновой кости и молюсь, чтобы государство никак меня не касалось. А мне пришлось за него отвечать. Я пробовала снизить пафос, перейти на пример моего дома на Шаболовке, в котором, даже если убрать всю коррупцию и обманы, люди, простые люди совершенно искренне будут голосовать за то, чтобы выгнать хачей, поставить забор, посадить охрану, а не за контейнеры раздельного сбора мусора, площадку для старших детей и честное распределение средств на жкх. Я пыталась сказать что да, я живу в этом доме, я гражданин, я не хочу уезжать, но я в меньшинстве, а власть реально поддержана большинством, и я никак не собираюсь бороться против своего же народа.

"А мы боремся. Боремся с пассивным большинством у нас. А вы идите к себе и делайте свою домашнюю работу, чтобы и у вас поднялся народ, и вы сбросили эту преступную власть, как это сделали мы".

Я была в шоке. Я завидовала их гражданской солидарности, но никак не понимала - неужели они правда так себя идентифицируют, верят во все это. В эти картинки с омоновцами и девушками, в то что мы должны выйти и бороться. Подождите, но ведь они этого и добиваются! Чтобы вышли и боролись, ведь начнется война!

"ДА У НАС УЖЕ ИДЕТ ВОЙНА! У меня брат погиб, у нее муж на фронте, у меня одноклассник. Нам не нужен диалог, нам нужна победа! Наши деды сдались, наши отцы отступили, я не хочу оставлять это детям, мы не отступим! Неужели вы не понимаете?"

А я правда не понимаю, не знаю ничего про эту войну, кто вообще с кем воюет и за что. Как раз ровно 5, или уже 15 лет назад я совершенно уже отключилась от всех новостей. Ну какой смысл знать все это, все равно ничего реально не узнаешь, какой-то жесткий сюр и фантастика с обеих, с обеих! сторон. Я перешла на уровень частной жизни, прямой речи, поэтому и поехала сюда.

Я потом пробовала записать обращенные ко мне монологи, и мне кажется записала верно то, что услышала, опубликовала в фб. Но сами говорившие обиделись, что я не согласовывала с ними, сказали что российских журналистов бывших не бывает, что они открылись передо мной, а я все выкинула в фб и т.д. А с другой стороны люди обвинили меня, что я все записала однобоко, что это я так думаю, что это прямая речь, а на самом деле это радио войны. И я удалила пост, заболела и уехала на дачу. И теперь не могу ничем заниматься, в голове стоит черный шар войны. Я увидела, как она начинается.

Не та, которую развязывает власть ради денег и власти. А самая страшная, гражданская, когда напротив тебя стоит человек и на понятном тебе языке говорит: "Прости, ничего личного, но ты прежде всего...", и нажимает на курок.

Вот это меня убило. Они говорили мне, что я прежде всего россиянка, а потом человек. Что не может быть никакого диалога, пока мы не выясним отношения как граждане двух враждующих государств. Что я прежде всего женщина, русская, негр, инвалид, ученик - и потом уже человек. Что сначала идея, роль, социальная общность, народ, все мы, наши общие цели и ценности - и потом уже я. "А те, кто думает сначала за себя, за свой участок, свою семью, свою работу и кружку с пивом - это сытое ватное быдло, ну или приличнее - бюргеры. И мы должны их раскачать".

Чтобы зажечь ребячьи души огня не жалей, огня не жалей.

В полночь мы пили с Катей ужасное белое вино под мостом к лавре, пропихнув пробку зонтиком. Она рассказывала про Майдан, где она была. В отличие от меня, она в курсе текущей политической ситуации. Но я ничего нового не услышала. Ну да, я так и думала. А они-то почему не видят?

"Да они реально были на фронте, у них друзья погибли, мы все ездили в госпиталя, были волонтерами. Когда видишь кровь, когда идет война - это конец человеческим отношениям и прочему, никаких третьих путей. Тут каждый должен определиться, где добро, а где зло. А кто не определился - тот за зло, и мы должны с ним бороться, прости, ничего личного".

Каждые полчаса звонили колокола, народ валил по проезжей части с ночной службы. Напротив в ресторанах гудели свадьбы. Юноши залезли на холм с Артемом и перекрикивались с девушками в ресторане. Луна, в очень теплой воде плескалась рыба. Кошка ела корки нашего сыра. Это самое странное и стремное место, в котором я была в жизни. Зачем я здесь? Я шла обратно по ночному Святогорску, и в голове бились все слова наших коммунарских песен про выбор, движенье без остановки, борьбу за идеалы. А ведь тоже так думала. А теперь я здесь. И я ужасаюсь этим словам.

Почему меня заставляют выбирать? Каждому моему социальному слою приписано если то - то, и вот если я ответственный гражданин - то я..., если я за свободу - то я..., если я хорошая мать - то я.... И так управляются и движутся массы. "Наша задача - поляризация общества, чтобы все определились и встали направо или налево, и тогда грянет, но развитие происходит только через конфликт, нечего улучшать, пинать дохлую лошадь".

А вот кстати эти люди, которые толпами валят в прорусскую лавру в 20 км от фронта - они кто? Целыми семьями приезжают, днем и вечером, машинами заставлены все улицы. Те, кто голосуют за "миротворца" Зеленского - с их голосами как быть? Они не то чтобы сидят на диване и им все равно, они голосуют реально за какие-то решения, которые допустим идут в разрез с национальной идеей - это какие-то плохие, неправильные голоса украинцев?

Ааа что же делать? Это все какая-то непроходимая адская лажа, и не наши, не наши выборы, и все это скреплено кровью, после которой уже никто не может логично рассуждать или отказываться.

На следующий день были мои треки. Ребята из Кривого Рога частично были на них, и частично говорили со мной по-русски. Но маленькие споры не утихали. С огромной болью они пытались что-то донести до меня, рассказать то, чего я не знаю, и поэтому не понимаю. В какой-то момент я поняла, что все, и ушла плавать. Потом все стало заканчиваться, и какой-то общий мирный настрой, я уже что-то говорю по-украински, спасибо всем большое, спасибо Роману за диалог, спасибо Анне за решимость и т.д. И прямо образ голубя мира, Человека, который несмотря на систему донес какие-то вещи, грел меня.

Кстати и треки мои были  хорошие. В поле такой огромной энергии, таких выборов - вопросы образования становятся чем-то по-настоящему важным. Я не согласна с теми, кто, защищая меня, потом говорил, что нельзя было поднимать вопросы войны на конференции по образованию. Леша сказал, что надо было сказать "я сюда приехала не говорить про политику и не определяться со своей гражданской позицией, это мое личное дело; не хотите говорить со мной про образование - до свиданья", и он сказал что дело организаторов было не допускать таких разговоров. Но я сама этого хотела! Меня очень легко втянуть в такие разговоры, потому что я очень расширительно толкую вопросы образования, я думаю это правда про жизнь.

Вот я топлю за самонаправленное образование. Это про то, что человек движется по жизни энергией "я хочу", и больше никакой. И про то, что ты лично сам за себя решаешь, а никакая группа, никакая система. Подвергать все сомнению, слушать себя. И про то, что нельзя выстраивать образование как адаптационный механизм к нашему миру, потому что жить надо как-то совершенно по-другому чем сейчас, но я не знаю пока как. Я потом поехала в Днепр, и мы долго обсуждали там этот вопрос - как не допустить войны при самонаправленности каждого, что является защитным механизмом сообществ и мира в целом? И наши мнения разошлись, но об этом отдельно.

Так вот вся эта самонаправленность для меня - это как раз про войну и мир, вернее это про мир, про новый мир, и я считала что очень даже надо поднимать широкие и глубокие вопросы на этой конференции. Если не эти, то какие?

Поэтому я и написала все, как думала, в фб, и тут начался ад похуже, чем было в Украине. Кстати да! Пока мы все-таки стояли рядом в одной комнате, участвовали в одной программе и плавали в одном озере - весь этот диалог колебался на грани, и прямо казалось, что он может качнуться влево, качнувшись вправо. А когда все перешло в он-лайн, все как будто опомнились, стали писать более и более четкие формулировки, ужесточать позицию, подключились люди, которые не знают и не были но осуждают, и те кто наоборот болеют сердцем, и все перемешалось, все призвали меня определиться, и в итоге у меня стало больше фб-друзей, но и больше настоящих врагов! Война чувствует себя вольготнее в отлеченном поле идей, слов, позиций, а не между живыми людьми.

Широкие вопросы снова сузились до "очень простых", и стало совсем неочевидно, что все это надо обсуждать, а читать и думать - больно. Потому что обсуждать тут нечего, если я живу в Москве в башне из слоновой кости, а в это самое время кто-то уже убил сто, тысячу человек, реактор уже горит, радиация распространяется, и эти люди - они что-то такое видели или слышали, чего я не знаю, что не даст им больше жить по-прежнему, от чего они погибнут, и я тоже. Они просто раньше меня попали в зону поражения.

Потому что теперь у меня есть боль и обида - почему они на меня давили? Я почувствовала себя такой идиоткой со всеми этими общими кадрами, жестами доброй воли и спасибо за диалог. Голубь мира, флаг Непала. Ощутила насилие ко мне со всех сторон, что я не могу быть такой как я есть, а должна то-то и то-то. Все, все мне сказали "а что же ты хотела, зачем ты ехала на войну". Ну можно не ездить, просто она чуть позже сюда придет. Да она уже здесь. Все для меня теперь отравлено черной пылью. Во всех словах я слышу вот это "определись, выбирай с кем ты", да и делаю на самом деле такие выборы постоянно.

А тут Георгий Кочетков со своим "покаянием русского народа". Неделей раньше я бы подписала и всех бы призвала, а теперь думаю - ну почему опять мы? И что это вообще за мы...

И дни такие тяжелые, августовские. Годовщина пакта, годовщина Балтийского пути. День российского флага, День независимости Украины. Ленты моих новых украинских друзей пестрят жовто-блокитными поздравлениями и гордостью. И в тот же день Леша Сокирко пишет: "Привет всем! 3 августа 2019 года я вышел на акцию на Бульварном кольце. Прошел от Тургеневской до Пушкинской, где был задержан в течение одной минуты (я нес российский флаг). Задержание не было законным, рапорты сфальсифицированы, суд предвзят. Мне дали 20 суток административного ареста, поскольку в законную силу вступили предыдущие постановления о митингах. Честно говоря, я этого не ожидал, я рассчитывал на очередной штраф в 10.000. Это была моя ошибка. Я не думал раньше и не думаю сейчас, что самопосадки могут что-то дать оппозиционному движению, но иногда здравый смысл уходит, ты отдаешься чувствам и происходит такое. Спасибо всем, кто интересовался мной и посылал мне письма, приносил передачи, а особенно Ирине Мельниковой (юрист от ОвдИнфо), которая, кроме передач, прекрасно защищала меня все это время. Посадки активизируют социальные связи хороших людей вне спецприемника, это, пожалуй, единственный плюс от них. Я не верю в то, что необходимым нашей стране изменениям нужны сакральные жертвы. Спецприемник, сакральные жертвы — это все часть идеологии насильственного изменения, я - противник насилия. Но одно дело мое ratio, другое — чувства. Они живут во мне, и иногда я не могу с собой справиться. В своем выступлении на судебном заседании (первая инстанция) я сказал, что хочу быть Алисой в Стране чудес, я хочу крикнуть этому суду, что никакой вы не суд, вы просто колода карт, вы должны рассыпаться от моего крика. Сколько суток добавила судья Чистова только из-за моей несдержанности? Это не было моим рациональным поступком, но и сдержаться я уже не мог. Простите меня за противоречивость, я буду стараться сделать свою позицию более последовательной".

Болею. Но зачем-то я это пишу.

Ну какой я российский журналист! Меня часто обвиняют в пиаре личного, что я выношу на публику частные истории и разговоры, пусть и обезличенно, но все же. А я сама не знаю, зачем это делаю, жадно прислушиваюсь и переписываю. Спать не могу, пока не напишу. Никакой прибыли я с этого точно не получаю. Может быть верю, что эти частные истории, это невозможное настоящее разнообразие конкретной жизни, в которой можно быть антисемитом и любить еврейку, ездить в Крым и Украину, быть мужественной женщиной и толстым спортсменом, украинцем Сокирко с российским флагом, где на самом деле все роли, причины и следствия совершенно не такие -  в противовес вот этому "ничего личного" и "Платон мне друг, но истина дороже" - в какой-то момент это не даст кому-то выстрелить.

И что в моей свободной школе вырастут какие-то третьи, другие люди, которые придумают хороший ответ на простые вопросы. Может быть надо было просто обнять его, на колени встать, помолиться вместе. Дети так сумеют.







Острова-2: сборник "100 родителей, выбирающих свободное образование"

Прошлой осенью мне повезло подружиться с организаторами школ, близких по духу нашей "Утренней школе", и с тех пор мы много всего сделали вместе, а недавно даже учредили закрытое "творческое объединение Острова" для совместной разработки и продвижения идей свободного образования в нашем понимании.



Весной мы выпустили сборник "Острова: 16 проектов свободного образования", а сейчас работаем над новой книгой - "100 родителей, выбирающих свободное образование".

Если честно, что такое это "свободное образование" мы до конца не знаем, как раз проясняем. Ясно, что не так как было. Понятно, что это тесно связано с общим мировоззрением и даже с политическими взглядами, пониманием счастья, долга, верой в сингулярность и с прочими труднообсуждаемыми и сугубо личными, но очень важными для всех вопросами. Может быть в этом и смысл - свободное образование - это когда оно разное для всех, но при этом решает какие-то общие важные задачи.

Мы хотим обменяться опытом, сомнениями и находками, и вместе с другими родителями подумать о ценностях и путях свободного образования. Приглашаем в авторы всех родителей, кому близки и интересны слова "свободное образование" и он пробовал или пробует жить в этой теме хотя бы в какой-то мере (важно что есть или была практика). У кого все ОК. Тех кто пробовал и не получилось. Тех кто сейчас пробует. Тех кто доволен, и тех кто разочаровался. Кому интересна теория и сугубых практиков. Родителей хомскулеров, анскулеров, семейников, учеников свободных и самых обычных школ.

Многих моих друзей я очень уважаю именно как родителей и с интересом прислушиваюсь к их опыту, но они совершенно не альтернативщики, ходят в самые обычные или супер спец школы, а свои принципы свободного воспитания и образования реализуют дома, в семье. Хотелось бы таких авторов в наш сборник!

Кто-то, наоборот, прошел "путь свободы" и вернулся к четким формам и образовательным стандартам, может описать свой отрицательный опыт и предостеречь остальных. Таких авторов мы тоже очень ждем. Очень хотелось бы найти людей старшего поколения, которые выбирали свободное образование еще в советские годы, делали первые альтернативные школы, начинали движение свободного образования. Круто было бы прочитать и о про опыт обучения особых детей, ведь это всегда очень включенные и думающие родители, уникальный подход, вдохновляющие результаты и тут же очень болезненные ошибки.

Ну и вообще - форма ничто, идея - все. Если вы родитель, вам отзываются слова "свободное образование", у вас есть связанный с этим опыт и вы хотите этим поделиться - welcome aboard. Если знаете кого порекомендовать - аналогично.

Проект некоммерческий, будем скидываться на тираж и открывать краудсорсинг.

Темы, над которыми мы предлагаем подумать авторам:


  1. Что такое образование и каковы его цели для вас и ваших детей

  2. Что такое для вас "свободное образование"

  3. Роли и ответственность школы, родителей, ребенка

  4. Что думают обо всем этом дети

  5. О чем мы волнуемся, чего боимся, страхи и тревоги

  6. Применим ли наш опыт (жизненный, карьерный, образовательный и т.д.) для детей

  7. Ваши принципы, подходы, ценности - что важно в процессе

  8. Чем наше время (поколение) отличается от других

  9. В чем заключается и как происходит нравственное воспитание

  10. Что думают бабушки и дедушки и какова по-вашему их роль

  11. Вопросы, на которые мы пока не знаем ответа

  12. Ваши находки в деле свободного образования, инструменты, ноу-хау, чем гордитесь

  13. Когда возможно самообразование и как ему помочь

  14. Ваши победы в деле свободного образования, успехи - чем гордитесь

  15. Лучший учитель в вашей жизни/ какого ищете для детей

  16. В каждой ли стране возможно свободное образование? Какие страновые особенности, особенности общества вы ощущаете на себе в плане образования?

+ свободные темы авторов

"100 родителей" - это условная цифра, и мы напечатаем книгу с тем количеством авторов, которые откликнутся и пришлют все материалы.

Подробности и заявки: ostrovanet@yandex.ru или в комментах.

Светлана Ситникова. На остров Валаам

Это трехдневное путешествие на святой остров Валаам  на Ладоге (Карелия) было бы невозможным без инициативы Ани Турчаниновой и  содействия Интернета.  Аня все задумала и рассчитала за месяц до 18 августа, когда мы реально по плану отбыли из Москвы в Петербург. Правда, никак не скажешь, что  все расчеты оправдались в действительности, но в целом план был выполнен: мы побывали на Валааме и вернулись.



Самое большое желание поехать на Валаам  было у меня, остальные - Аня, Катя, Петя, Тоня, Леша и его отец, Николай Стефанович, старались исполнить мое  желание и почувствовать притягательную силу этого необыкновенного острова. В наше время остров  Валаам принадлежит Российской Православной Церкви (РПЦ) и являет собой самый большой монастырь  на севере, с несколькими десятками  монастырских скитов, разбросанных по лесистому, скалистому и прекрасному острову, окруженному Ладожским озером с множеством   бухт и бухточек. Весь остров покрыт  прекрасными грунтовыми дорогами, ведущими к скитам и бухтам. По дорогам дефилируют 2 маленьких автобуса и штук двадцать  разнокалиберных авто, но это совершенно не нарушает благоговейного настроения  всех путешествующих по острову паломников и туристов. (Не следует думать, что сюда можно попасть со своим автомобилем! Зато  здесь приятно гулять пешком и есть  возможность прокатиться (с шофером) на маленьких автомашинах для гольфа (гольфкарах)- это очень приятно, почти как в коляске, только без лошадей).





Тишина и благодать царят везде, и практически с  любой  конечной точки вашего путешествия по острову (один из скитов или одна из бухт) видна великолепная бело-голубая  глава главного Спасо-Преображенского собора монастыря. Это не дает внутренне  углубиться в просто прогулку по лесным чащам и забыть о Всевышнем.



История монастыря интересная и трагична, но не буду на ней останавливаться, думаю, каждый соберется туда поехать и с ней познакомиться. Сейчас для РПЦ и братии все очень положительно, остров  регулярно посещают патриарх Кирилл и президент Путин. Возле монастыря и скитов все необыкновенно ухожено - везде цветы, которым позавидует любой дачник, и сады, полные яблок. Однако, быт на острове для посетителей (но не для братии) довольно неустроен, особенно потому, что  в зависимости от  волн на Ладоге в любой момент  практически прекращается физическая связь острова  с материком. И тогда  путешественникам не помогают интернетные договоренности  о размещении на острове и  билетах на остров и на материк.




Но по воле Божьей все устраивается! Попробуйте!




Статья опубликована в августовском номере газеты "Туристъ"

------
Мои заметки

Мама мечтала поехать на Валаам, и мы решили поехать вместе с ней. Публикую ее статью сначала потому, что именно для нее эта поездка была целевой, и она в ней понимает. У нас впечатления остались противоречивые. Я считаю, что Валаам - это во всех смыслах место для паломничества. Если нет паломнических целей - не стоит преодолевать все эти трудности. Красивые карельские озера и леса мы все знаем где еще найти. Собственно, монастырь этого и добивается - чтобы туда ездили только паломники. Есть конечно огромные пароходы туристов, которые причаливают и отчаливают от острова беспрестанно, но эти организованные группы тоже лучше для монастыря, чем туристы - одиночки типа нас, которые хотят сами все организовать, забронировать, узнать, составить свое мнение, пройти по дорожкам... при этом не понимая, не принимая главной цели монастыря, зачем он вообще нужен, как все это работает, а видя как бы наши, мирские смыслы. Да, монастырь выселил с острова всех гражданских. Мы познакомились с хорошим парнем, который работал там экологом, а теперь не работает. Они жили в той самой "зимней гостинице", которая неожиданно почти сгорела, так что всем немонастырским, кто раньше не соглашался переезжать на материк, пришлось-таки уехать в Сортавалу. Я посмотрела на эту гостиницу - у них не было шансов, это сердце и лицо монастыря, если уж монастырь восстанавливается - то здесь точно не могут жить гражданские. Словом, для меня Валаам - это церковь в квадрате. Церковь, которой удалось выстроить жизнь на острове только по своим правилам. Обычно церкви рассматривают еще как памятники истории, архитектуры - так вот на Валааме практически все - новодел, или жестко отреставрированное, полностью переделанное. Это - современная Церковь во всем могуществе.

Если вы хотите к ней прислониться - самое лучшее - поехать в паломнический тур (там по желанию наверное можно от него отсоединиться на время, но у вас будет ночлег, еда, гарантированные билеты назад). Мы бронировали гостиницу и билеты на метеор из Приозерска в паломнической службе, там работают хорошие девушки, и все же некоторых вопросов мы так и не поняли. Во-первых, за 2 месяца гостиниц на наши сроки просто не было. Нам удалось забронировать только 2 места  на теплоходе "Адмирал Кузнецов" (это такие... довольно спартанские условия, туалет и душ в коридоре, каюта за 1500 с человека в день - размером с купе поезда, перегородки картонные... но в целом все нормально, жить можно). Из-за того что не было мест, дорого, условия не для детей - мы решили поселить там маму и меня, а Леша с детьми и папой жил на стоянке в 4 км от монастыря и они ходили туда-сюда по прекрасным, но вобщем-то не пешим дорогам (лучше всего там на велосипеде или на машине, ходят и автобусы - маршрутки, но мы так и не поняли, как на них можно ездить). Воон через озеро видно купол монастыря, зато оттуда слышно колокола, чем Петя очень вдохновился. Стоянки чистые, ухоженные, но это прямо походные условия (дров например нет).




Но когда отменились из-за шторма метеоры, нам дали только 2 билета на обратный теплоход - те кто не живет в гостиницах вообще как бы не существует для паломнической службы, а билеты распределяет только она. Правда мы жили в палатках на стоянках тоже принадлежащих монастырю и платили за них, но все равно в списках мы как бы не значились. В итоге мы с ужасным скандалом, мольбами и т.д. таки сели на самые запасные места теплохода, причем довольно дорого, и родители одни билеты на поезд потеряли (просрочили), а на вторые еле-еле успели с большими нервами.



И вдруг в этом трюме обратного корабля от соседей мы узнаем, что места в нормальной гостинице Игуменская все же были, и они своих отправляли разными запасными теплоходами в Приозерск и Сортавалу, просто в эту гостиницу надо звонить отдельно (это какой-то типа отдельный отдел паломнической службы). Итого: 1. Лучше всего купить готовый тур, 2. Если нет - селиться в гостиницу, отдельно узнавать про Игуменскую, Флотский домик, теплоход Адмирал Кузнецов. Про еду: там есть магазин со всем необходимым (но может например не быть хлеба, или он может быть закрыт), но главное кормление происходит в паломнических трапезных, в которых можно купить еду, но об их существовании мы вообще узнали только по дороге обратно. Это все надо спросить в гостинице. В кафе на пристани очень дорого и мало всего.

Ну это о бытовом, а если по сути - конечно, это было удивительное приключение, которые мы все еще долго будем вспоминать. Этот парень-эколог, который проводил нас на стоянку и помог устроиться, сказал что его зовут много в какие заповедники, но он не может уехать от Ладоги. И еще он сказал - у каждого свой Валаам.



Все наши фотографии здесь

Головастики и сингулярность

К 1 сентября в интернет - журнале об образовании Newtonew вышла моя статья "Чему учить головастиков?". Тема реально была навеяна целым июнем наблюдения за головастиками в ереминском пруду, но вообще является плодом нынешних моих размышлений на тему свободного образования.



Леха статью раскритиковал а) по форме - бездоказательно, б) по содержанию - он не согласен. Да, надо думать дальше и возможно аргументировать лучше (хотя как показывает обсуждение - люди, которые не принимают моего подхода, настолько находятся в другом мире, что аргументируй не аргументируй - это просто разные реальности). А главное думать - чему и как действительно учить, ведь этого-то ответа у меня и нет пока, поэтому многие решили, что я просто против обучения. Но я и хотела записать вопросы, направление размышления, обсудить - чтобы идти дальше. Хотя следующая статья намечается про счастье, тут уж совсем с аргументами сложно будет...



Collapse )



Есть еще запись большого обсуждения статьи в фб, но сюда пока не могу опубликовать по техническим причинам. Но мне очень понравилась дискуссия, значит как минимум вопросы поставить мне удалось.

Интересно думать про это!

Памяти Лили Сокирко

Умерла тетя Лиля - самый светлый человек на свете.



Лидия Николаевна Сокирко (Ткаченко) (25.05.1939 - 21.06.2017) была правозащитницей, преданной соратницей своего мужа, диссидента и правозащитника Виктора Владимировича Сокирко. Мне повезло немного работать у них в Обществе защиты осужденных хозяйственников и экономических свобод. Общество занималось вызволением из мест заключения предпринимателей, посаженных в 80-е на большие сроки по экономическим статьям - жизнь и законодательство изменились, но по каждому человеку надо было писать жалобы, прошения, апелляции. Фотографии освобожденных людей, распечатанные на простом принтере, висели по всей квартире Сокирок. Дядя Витя боролся за экономические свободы, а тетя Лиля - за людей. Мать четверых детей, она была матерью для всех, кто попадал в орбиту Сокирок. Они жили очень небогато, но варенье и чайный пирог всегда были на столе, и она всегда привозила угощения, когда приезжала в гости. Я не слышала от нее никогда ни слова осуждения, критики, даже в адрес идеологических противников, власти, шумных соседей - никого! Максимум - сожаление. И конечно - она невероятно нежно, преданно любила дядю Витю.

Несколько раз, привлеченная добротой и правотой Сокирок, я пыталась что-то делать для них, вместе с ними. И не выдерживала... накала отдачи что ли. Я не смогла бы так. Это реально самые настоящие подвижники, идейные борцы, самые необычные и высокие люди, которых я знаю.
Можно много рассказывать о том, как они делали слайдфильмы на общественно-политические темы и показывали их у себя дома толпам людей, как дядя Витя бесконечно писал в стол и в самиздат статьи о демократии и рынке (в 60-80е годы!), как они потом путешествовали по всему миру, по Европе на велосипедах, возили здесь по стране американцев... Это жизнь не революционеров, но просветителей, мыслителей - и все это без всяких амбиций, без денег, без славы, со спокойной уверенностью что так надо. Я несколько раз брала у них интервью, это было прекрасно.

Зайдите на сайт Сокирок, там столько всего! Тетя Лиля успела издать 10-томник статей дяди Вити. Это гигантская работа. Она торопилась успеть показать ему его книги, а вышло так, что сама едва успела закончить их.

Дядя Витя тоже серьезно болеет. Смог сказать мне, что жалеет, что не ходил на последние митинги.

Спасибо папе, что я знаю Сокирок. Светлая память тете Лиле.

Созидатели. Подход 1. Не оцениваем идеи

Тема созидания и созидателей продолжает вариться в мозгу и обсуждениях. Думаю написать об этом книгу, сделать открытый ресурс с а) описанием что это и кто это , б) простые правила как поддерживать созидательный вектор во взрослых и детях, в) интервью созидателей. Начну писать то что уже понятно.

Итак. Неверно разделять людей на созидателей и нет. Все люди имеют оба вектора, но что-то больше проявлено, а что-то меньше. Вопрос в том, какое количество энергии ты отдаешь созидательному или потребительскому направлению, и соответственно как меняется твой характер и атмосфера вокруг.

Как поддерживать созидательный вектор в человеке?
(Тут начинается дискуссия: "Почему надо что-то поддерживать? Наоборот, вопреки получается даже лучше! Если ты настоящий созидатель - бери и делай, не жди что тебе кто-то что-то должен обеспечить" и т.д. Да! Созидатель может действовать вопреки, но это отбирает у него энергию, которую он лучше бы направил в созидание. В общем, речь именно про то, как поддержать. Не считаешь нужным - не поддерживай).

Подход 1. Не оцениваем идеи

Любой продукт проходит примерно такие стадии:

  1. Идея

  2. План

  3. Пробная реализация (полезная модель, опытная эксплуатация)

  4. Внесение корректировок

  5. Настоящая реализация (промышленная эксплуатация)

  6. Итоги (финансовые или любые другие)

Идея - это этап, когда автор может вообще не входить в соприкосновение с внешним миром (на этапе плана ему уже придется учитывать реальность, а дальше вообще взаимодействие будет нарастать). Но он может и выходить со своей идеей и говорить - "Как вам?"
В любом случае необходимо избегать оценок - как положительных так и отрицательных. В ответ мы можем:
 - высказать поддержку человеку
 - высказать дополнение к идее или свою идею
 - "я участвую/ я не участвую"
 - промолчать

Я хотела написать - "никогда не критикуем идеи", но может быть вообще не нужна никакая оценка. Позитивная оценка идеи дает ложную уверенность в том, что вы поддержите и план, и реализацию. Негативная оценка идеи убивает созидательный вектор. Кстати, правило "без оценки" всегда применяется в мозговом штурме, только такая атмосфера дает возможность накидать реально интересные предложения.

В самом деле, почему бы не промолчать? Чем вы рискуете, пока нет даже плана? Например, сын говорит вам: "Думаю уехать в Америку крыть там крыши нелегально с польскими рабочими, они любят русских и обязательно меня приютят". Как аргументированно мы можем развенчать эту идею! Но зачем? Вы всегда сможете остановить этот процесс на стадии подачи документов на визу.

(Еще надо привести тысячу примеров, когда наша оценка идеи совершенно не нужна и вредна)

А что же тогда отвечать? В каком-то фильме мы подсмотрели идеальную форму трехчастного ответа (восклицание - воззвание к высшим силам - подтверждение), она здесь тоже подойдет, например: "Wow. Jesus Christ! Ok"

Контртема: "Есть люди, настоящие созидатели, которые могут делать свое дело несмотря на оценки. Ты не можешь остановить поток оценок! Измени свое отношение!"

Вспоминаем "первое правило Ольги Павлущенко": не орф-занятиях не может быть наблюдателей, зрителей. Или садись в круг - или выходи. "Да я тут просто посижу почитаю, не  обращай внимания!" Посидите в коридоре. Просто физически меняется атмосфера, люди начинают творить на внешнего зрителя, это совсем другое.

Идея - это все равно предутренний туман, ничего пока не понятно.


Созидание на стадии идеи не терпит стороннего наблюдателя. Это внутренняя работа, чтобы делать ее качественно, нельзя думать о внешней стороне. Представьте - вы занимаетесь сексом, а рядом стоит человек и говорит - "не обращайте внимания, я просто так тут стою, работайте над собой! вам должно быть наплевать на внешние оценки!" Любой созидатель на стадии идеи раскрывается, выходит из зоны комфорта, он может выглядеть некрасиво, говорить неаргументированно, предлагать действительно дурацкие идеи! Выходите в коридор.

(Тут конечно всплывает тема -  а что если дурацкая идея, пусть и без плана - способна сподвигнуть других людей на дурацкие планы? Или если нет возможности отследить появление опасного плана? Например, ребенок говорит: "Есть идея спрыгнуть с крыши". Однозначно критиковать, запрещать и т.д. Понимая, что вы губите созидательный вектор, но спасаете жизнь. Созидание - не абсолютная ценность)

Мы сейчас в нескольких местах пытаемся реализовать идею плоских структур, т.е. работающих команд без иерархии. И к сожалению очень часто это равенство используется для оценки идей. А давайте...? Нет, будет плохо. А вот это...? Не сегодня. Есть такая идея...? Я не согласен.
Это неконструктивный диалог, таким образом вообще все могут замочить всех, и ничего не будет расти. Тем более, что оценивающие реально всегда правее созидателя, т.к. они в своей силе и в зоне комфорта, а он нет. Поэтому я буду придерживаться правила: не оценивать идеи. Вот когда они станут планом или реализацией - я смогу проголосовать за невыделение ресурсов под "неправильную" идею, или просто не принимать участия. Но по опыту 90% идей не доходят даже до плана, не то что до реализации, так что и волноваться нечего.
Есть правда и здесь исключения: если предлагается идея, реализация которой точно потребует моего участия, и я заранее знаю, что я не буду участвовать. Например, "Пойдем сегодня все вместе бить витрины?". В этом случае надо сразу сказать, что я не участвую, чтобы не создавать иллюзий своим молчанием. Да, "я участвую/ я не участвую" - это не оценка.

Важный аспект: та же тема со стороны созидателей. Не надо ждать оценки на стадии идеи! Смело доводим до плана и предлагаем участвовать тем, кто нам нужен.

PS Не знаю до конца, не нужна только негативная оценка или вообще оценка. Санек говорит что никакая оценка идеи не нужна. Можно похвалить и поддержать самого человека, но ничего не говорить про идею. Например, "у тебя круто варит голова, я поддерживаю твои начинания, думай дальше, рассказывай, мне интересно".

Гуманистическая педагогика снова актуальна

Образование или воспитание - чему школа должна отдавать приоритет? Я заканчивала 11 класс в то время, когда ответ был однозначен - только образование. Только четкие критерии, знания, понятные ориентиры; идеалы воспитания себя дискредитировали, давайте лучше займемся делом.
На этой волне моя школа №825, школа Караковского, проигрывала конкурентам - спецшколам. И все же мы хорошо поступали в ВУЗы, становились учеными, начальниками, журналистами, очень многие учителями - помогали коммуникативные навыки, приобретенные благодаря системе коллективных творческих дел. А еще вера в себя, вера в лучшее, в то что мы должны изменить мир. Вся эта зыбкая основа воспитания. Мы выходили из школы идеалистами. Санек пошел в 825ую в 3 класс, за ним подтянулся Славик. Потом я решила, что все-таки надо отдать сына в спецшколу, тем более данные были. Ошиблась. Славик пел в "кругу" и ездил на сборы 825-ой до 11 класса. Сейчас оба в педагогических институтах. А мы делаем свою семейную школу.

Повторюсь, вся сегодняшняя концепция нашей школы, пусть и дилетантская - идет от практики, это порождение родительской интуиции, благодаря которой мы стали искать альтернативные пути и единомышленников. Понимая недостаток теоретической базы, мы стали приглашать на свои "Родительские собрания" по пятницам лекторов по психологии, методикам образования, педагогических профессионалов. Что-то находит отклик, что-то совсем нет, но мы постоянно думаем и спорим, изобретаем свое колесо.

Две недели назад к нам приходила Валентина Ивановна Максакова, профессор, кандидат педагогических наук, автор книги "Педагогическая антропология", мама Лехи Максакова. Когда-то она стояла у истоков создания 825-ой школы.


Встреча разделилась на 2 части. Сначала Валентина Ивановна рассказывала про антропологию, подход Ушинского и Корчака, как все это нашло отражения в педагогических исканиях середины 20-го века. Она защищала кандидатскую, когда слово "индивидуальность" в Академии педагогических наук "никто не умел выговаривать, не то что коллективизм". А они работали именно над тем, как бережно развивать личность, как подходить к каждому ребенку по отдельности, как любить его, видеть в нем человека, как общаться с маленьким Человеком. Они понимали, что развитие - это процесс приобретения и потерь, поэтому нельзя его подгонять, каждый должен идти в своем темпе, нужно бережно относиться к каждому возрсасту. Мы слушали с удовольствием и послушно кивали, это было очень круто - понимать что наша интуиция имеет корни в 19 веке! "Роль развития - выстраивать мотивы и слушать". Да, да! Как раз об этом!
Но тут началась часть 2: "Но в школу все-таки надо идти. Личность не сформируется без большого неподобранного общества. Вы создаете парниковые условия. А как же долг? В семье это ребенок, а в школе - гражданин, и это обязательно нужно. У вас клуб, а должна быть ситуация обязательности, это необходимо!". Мы возмутились и старались переубедить лектора. Как же слушать, любить индивидуальность? Зачем нужна эта агрессивная социализация? Зачем ему быть гражданином? Это советское общество предъявляло требования "терпеть и подстраиваться", а сейчас совсем другие вызовы времени!
Валентина Ивановна снисходительно улыбалась и мягко наставила: идти в школу необходимо. В конце концов мы сошлись на том, что можно не ходить до 10 лет, но уж потом - точно. Я осталась в недоумении, на мой взгляд это логический разрыв. Но возможно, что профессиональные педагоги различают роль родителя и учителя. Первый должен любить, беречь, не торопить и т.д. А учитель (школа) - притягивать к стандарту и учить подстраиваться и терпеть...

В этих размышлениях я случайно попала... (да, снова в 825ую школу, прямо все пути к ней сходятся, я верю в такие совпадения!) на педагогические чтения "Гуманистическая концепция воспитания. Наследие Владимира Абрамовича Караковского".


Конференция была прекрасно организована школой и ее друзьями и приурочена к первому дню рождения Владимира Абрамовича, который мы отмечали без него. Не только я лишь сейчас начинаю рефлексировать и анализировать педагогическую концепцию 825-ой школы и снова возвращаюсь к теме "образование или воспитание". В чтениях принимали участие учителя, ученые, педагогические чиновники. Многие годы они работали рядом с Караковским, учились у него, писали работы на тему "825го маршрута".  Владимир Абрамович был не только практиком, но и ученым, методологом, у него осталось множество статей, книг, научных работ. И все же именно сегодня его педагогика на глазах обретает новую жизнь. Все что говорилось - было свежо, ново, актуально. Я не верила своим ушам. Неужели много лет я была прямо в центре этого циклона? Мне кажется, что мы придумываем это сами, на самом же деле надо просто сделать усилие и перевести слова ВА на сегодняшний язык, сплавить с парой открытий и помочь им реализоваться?

Вот, например, из доклада Марины Алексеевны:
"Цели школьного воспитания - 5 интегративных целевых качеств по Караковскому:
1. Высокоразвитое самосознание
2. Физическое и нравственное здоровье человека
3. Широкое образование, привычка к саморазвитию
4. Высоко воспитанный, интеллигентный человек
5. Чувство Отечества, гражданская позиция"

И никаких таблиц умножения и 3-х иностранных языков к 8 классу! Есть еще очень важный список ценностей, найду позже. Еще: "Метод педагогических ситуаций: идя от ситуации, учитель в итоге часто приходит к совершенно другой цели, чем собирался в начале, делает другие выводы".

Много важного прозвучало и в словах Миши Дремова. Он любезно прислал мне для публикации свой доклад, привожу его целиком. Несколько мыслей хочу разобрать подробнее, позже. Пока приглашаю вместе почитать и подумать.

Еще фотографии с конференции

Collapse )

В тему. А вы как думаете, какой правильный ответ?

У меня напрашивается несколько оригинальных... Но сквозь них просвечивает ужасная догадка, что события 1 (что я ему скажу), 2 (что он ко мне вообще придет) и 3 (что он скажет) - никак логически не связаны. Что же тогда делать?


Оригинал взят у lucky_chaky в Я сделаю все наоборот
Когда-нибудь у меня родится сын, и я сделаю все наоборот. Буду ему с трех лет твердить: "Милый! Ты не обязан становиться инженером. Ты не должен быть юристом. Это не важно, кем ты станешь, когда вырастешь. Хочешь быть патологоанатомом? На здоровье. Футбольным комментатором? Пожалуйста. Клоуном в торговом центре? Отличный выбор",

И в свое тридцатилетие он придет ко мне, этот потный, лысеющий клоун с подтеками грима на лице и скажет: "Мама! Мне тридцать лет! Я клоун в торговом центре! Ты такую жизнь для меня хотела? Чем ты думала, мама, когда говорила мне, что высшее образование не обязательно? Чего ты хотела, мама, когда разрешала мне вместо математики играть с пацанами?"

А я скажу: "Милый, но я следовала за тобой во всем, я была альфа-мамой! Ты не любил математику, ты любил играть с младшими ребятами". А он скажет: "Я не знал, к чему это приведет, я был ребенком, я не мог ничего решать, а ты, ты, ты сломала мне жизнь" - и разотрет грязным рукавом помаду по лицу. И тогда я встану, посмотрю на него внимательно и скажу: "Значит так. В мире есть два типа людей: одни живут, а вторые ищут виноватых. И если ты этого не понимаешь, значит ты идиот".

Он скажет "ах" и упадет в обморок. На психотерапию потребуется примерно пять лет.

***
Или не так. Когда-нибудь у меня родится сын, и я сделаю все наоборот. Буду ему с трех лет твердить: "Не будь идиотом, Владик, думай о будущем. Учи математику, Владик, если не хочешь всю жизнь быть оператором колл-центра. Гуманитарные, че? В наше время таких дурачками называли".

Collapse )

Моя Любовь Рувимовна Межибовская

691900_originala
Вот и опять папина фотография пригодилась. А папа любил ее, называл Рубимовна

Мне повезло много бывать с ней в последние годы. Мы говорили в основном о великом, причем так просто. Стояли 3 часа в пробке на Каширке по дороге на консультацию в онкоцентр и говорили о кино. Оказалось что она любит "Голубую бездну"! Нормально было задать ей вопрос: "А вот как Вы думаете, можно ли дружить с человеком противоположных взглядов?" и получить серьезный ответ, с примерами ее родителей и Софико Чаурели. Она считала что "взгляды" - вообще ерунда, надо судить по делам. "У меня есть друг - антисемит, и много друзей, которые таджиков там не любят, русофилы в общем. Ну и что? Я смотрю на то, как они меня любят. Попросила просто у меня дома не выражаться".
Это был для меня редкий, единственный опыт что ли ... бесплотного, по-настоящему духовного общения, хотя мы встречались по самым прозаическим поводам! Но я не знаю ни ее друзей, ни родни, она познакомила меня только с Филоновым, Чечилией Бартоли, Ренатой Мухой и еще кучей имен которые я уже забыла. Как так получалось? Прекрасные долгие разговоры в очередях ко врачам. Я может быть заводила такие темы, чтобы отвлечь. А для нее как раз это было нормальным, а вот всякую бытовуху или выяснение отношений, или оценки кого-то - этого она не терпела и никогда не поддерживала. Ну может рассказала пару анекдотов, как ее прорабатывали на партсобраниях и комиссиях. Вообще так мало говорила о себе, своих мнениях! Почти никогда и только в ответ на прямые вопросы. 
Я узнала о ее жизни крупицы. Родилась в 49 году в городе Бабушкине, тогда это был отдельный город. Фамилия по мужу - Меркурьева. Дальше привожу поправку, к счастью присланную подругой ЛР:

Муж её (к сожалению тоже ныне покойный), заслуженный работник культуры, актёр, музыкант и публицист Пётр Васильевич Меркурьев, сын известнейшего русского актёра Василия Васильевича Меркурьева. Вот к этому свёкру на дачу на озере она и ездила... А место, где она родилась называлось тогда город Бабушкин, а тот кусочек, где стоял их дом относился к Лосинке (округе станции Лосиноостровская).

Отец был портным, шил и на работе и дома. Никогда не вступал в партию. Они всю жизнь очень дружили с отцом. А с матерью ему не о чем было поговорить, она просто посвятила ему всю жизнь, и даже детей любила не так как его. Отец говорил на иврите и идише, ходил в синагогу. Сама она крестилась где-то в 70-е годы, серьезно относилась к этому, пока церковь не стала модной. Этого она не терпела.
Говорила не раз, что долг всякого, у кого есть дети - уехать из этой страны. "Неужели не понятно, что здесь никогда ничего не будет лучше?" "А Вы что же?" "Да я нормально и здесь живу. Но я одинокий человек, мне ничего не нужно." Квартира у нее была маленькая, идеально чистая, никаких мелочей или безделушек, только нужные старые вещи. Даже книг мало. 
Одевалась довольно элегантно, до последнего на каблуках, с сумочкой, белая шуба такая была, черные пиджаки, брюки. Весила в последнее время килограмм 40 при росте под 180. Хотя рост тоже уменьшился из-за болезни. Опухоли было видно через одежду.
Любовь Рувимовна езила в училище при консерватории на автобусе, потом на электричке, возвращалась домой ночью. "Никому не приходило в голову ни встречать меня, ни спрашивать где я была. Когда в 14 лет меня товарищи привели домой пьяной, никто меня не осудил и не обсуждал". Окончила консерваторию по классу фортепиано и по-моему композиции, хотя точно не знаю. Меня учила в ДШИ №1, потом долго работала в музыкальной школе в Реутове, где ей очень повезло с директоршей - она защищала ее от административных нареканий, а потом, когда Любовь Рувимовна уже подолгу лечилась, разрешала не ходить на работу и принимать учеников только дома.
Ученики к ней прилеплялись. Многие ходили и звонили долго-долго, оставались учениками навсегда. Ух ты, а вот Миша Давыдов, который учился у нее по общему ф-но вместе со мной. Других имен не знаю, она просто говорила "есть у меня одна ученица, так вот она живет в Америке уже лет 30..."
Потом из-за болезни не смогла играть. А руки оставались музыкальными всегда. Но не сдавалась, не хандрила, могла ругаться или просто не брать трубку, не говорить, не пускать к себе, но никогда не жаловалась. Только в формате "эх, жаль в баню мне нельзя! завидую тебе". Любила баню, выпить на даче с друзьями, грибы. Лечилась больше 10 лет от такой страшной затяжной болезни. Находились все новые и новые напасти, но она просто решала их одну за одной. Потом уже нечестно, навалилось все сразу.
Друзей было много, столько лет одинокому человеку не прожить. Но помогать ей было одно удовольствие! Никакого унижения для нее, никакого "спасибо, не стоило, я не достойна" и все такое. "Спасибо, ну ты даешь".
Еще какая-то история, как она к свекру поехала в Карелию и жила там одна на озере.
С врачами везло, все уважали ее, она вроде как даже ими руководила немного, никогда никакого подобострастия. Очень помогла Екатерина Олеговна Краснова (Илюшенко), клала ее к себе в больницу пока могла, всегда консультировала, реально помогала, звонила. Боялась ее как ученица.
Я вот тут немного уже писала про нее, и Егор напомнил строки Долиной. Правильные.