Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

УШ 7.0

1 сентября наши дети в школу не пошли, а остались на даче, как и большинство наших товарищей, да прямо скажем и большинство школьников по всей стране. Только они из-за карантина, а мы по любви.



Но школу мы тоже любим! Поэтому через неделю собрались со всей нашей "Утренней школой" в Москве на Таганке, потом поехали в Питер, потом было еще много всего, и если честно, то как раз все остальные школьники маловато учились в этом году, а мы - как обычно.



Это 7 версия нашей школы, в ней сейчас 15 детей от 4 до 11 лет, это 10 семей - партнеров. Мы за свободное образование и видим школу как площадку для реализации семьями и учениками своих образовательных траекторий. Подробности в нашей закрытой группе фб, там вся движуха.


Фотоархив за этот год здесь

Наша школа вместе с еще такими проектами и людьми входит в Творское объединение "Острова", мы много чего делаем, в том числе публично, об этом читайте на сайте "Островов".

По следам школьного выезда в Еремино "Гномы на катке и у камина"

В этом году нам опять повезло выехать в Еремино на несколько морозных дней, когда пруд уже застыл, а снега еще нет. Коньки, закаты, предвкушение праздника, таинственный темный лес, костер, большая собака... И я такая иду с чемоданом ночью по пустым участкам, а навстречу мне сторож с ружьем и алабаем, а я ему: "Не волнуйтесь, это у меня сокровища, мы тут с детьми играем в гномов".





Прошлый, июньский, лагерь, был каким-то тяжелым, суетным, какие-то разборки, разговоры... А закончился он гибелью моей собаки Тары. Поэтому я решила больше ничего не организовывать. Но в дверь стала стучаться зима, и так захотелось ее встретить. И я не пожалела. Но/и было много мыслей внутри и снаружи о том, как же все таки должна быть устроена школа, зачем она нужна... Ночью я писала-работала-думала, а днем снова встречалась с живыми разными орущими поющими веселыми ревущими детьми, и снова проживала плотный день, а ночью снова садилась за комп. И в итоге всей этой наполненной событиями и мыслями бессонницы родился текст, который я просто не могла не написать, он прямо стоял в голове. Отлежался пару недель и вот публикую.



...Я прожила четыре дня в доме с 9 детьми и Ирой. Мне повезло немного погрузиться в самонаблюдение, и практика взаимоотношений с детьми дала продвижение во многих вопросах, стоящих сейчас в голове.
Итак, зачем нужна школа, если ее успех 100% зависит от родителей? Если родители просветленные, понимающие, доверяющие и тд – не все ли равно, в какую школу ходит или не ходит ребенок? Вспоминаю все прекрасные случаи детей, которым хорошо и которые самореализовались в школах SDE – и это дети организаторов. А в обратную сторону не работает – не всем детям организаторов хорошо в наших школах. И есть множество примеров самореализованных людей без всяких SDE школ, благодаря поддержке родителей. (Есть случаи и вопреки родителям, но их сейчас не рассматриваем). Зачем тогда нужна SDE школа (если оставить в стороне требования закона в тех странах, где ходить в школу обязательно)?
Ну во-первых нужна кому? Детям?
Дети на словах отвечают по-разному, но из реального опыта я вижу, что школа им нужна чтобы:
i. Быть без родителей
ii. Общаться
iii. Играть
iv. Гулять
v. Беситься – «я ребенок, я тоже имею право беситься!» - кричала моя дочь, призываемая к порядку; это не как частный случай игры, а именно чтобы делать что-то недозволенное, выплеск энергии
vi. Делать что-то интересное, прикольное
Все это они делали напролет все дни. Никто ни разу не открыл никакой книги, компьютера, тетрадки (даже у кого типа были уроки по подготовке к аттестации). Нет, Тимоха сделал пару страниц математики, когда обманул всех, спрятался под кроватью и не пошел гулять, просидел 2 часа в планшете, а потом так сам себя наказал. Тем более тусить было не с кем – все гуляли.
Я не вижу, чтобы школа – как место и сообщество – нужна была им для образования, как мы его понимаем. В тусовке нет места индивидуальным углубленным занятиям, даже просто открыть комп и посидеть в какой-то программе. Зачем для этого приходить в школу? Даже заниматься с преподом проще и эффективнее в зуме.
Делать что-то вместе с товарищами? Да. Это может быть и «слушать лекцию», но ключевое там всегда будет - тусовка. На этом паровозе едет много образовательных проектов – сплачивается команда класса, и вот уже дети с охотой и поля пропалывают, и логарифмы извлекают. В математических классах ставятся спектакли, выездные лагеря и т.д. – все для того, чтобы за компанию увлечь заниматься чем-то полезным. Но помогает или вредит это самоопределению? Может быть дружба отдельно, а дело должно быть свое и в командах по компетенциям, где каждый нужен для чего-то конкретного?
Петя несколько раз смотрел на телефоне и показывал всем ролики про Марианскую впадину, падения самолетов и устройство еще чего-то, но это было скорее поперек общего настроя, и точно остальные дети этим не интересовались, а просто приклеивались к петиному экрану.
То есть – школы SDE нужны детям для решения своих социально-коммуникативных задач, а так как это все входит в противоречие одно с другим (одни делают интересное, другие бесятся) – им приходится договариваться, и они получают большой переговорный и полемический опыт. Дочь Питера Харткампа говорила, что она почти все школьное время проводила в комитетах, в переговорах как лучше устроить школу. Питер сам про это говорит – суть в том, что дети делают школу, в этом и есть их основная деятельность!
Но не стоит ждать от школы SDE, что ребенок там начнет учиться, в смысле получать системные нужные именно себе знания, даже если/ когда у него возникнет и сформируется такая потребность. Прямая учебная самонаправленная деятельность всегда будет вне школы – технически они могут приглашать лекторов, слушать курсы MOOC, ходить куда-то на занятия, шерить затраты на все это, и мы всегда радуемся, когда такое возникает и живет в школе, но! Надо помнить ведущие интересы детей к школе – это интерес быть в группе, а значит на самом деле в прямом смысле профессиональное (научное, творческое) самоопределение и последовательная деятельность по развитию и продвижению своего интереса – в SDE школе неуместны.
(И получается, что место и время для учебной самонаправленной деятельности нужно выгораживать отдельно. А в школе (как и в других местах) можно набирать себе команды, рассказывать о старте и презентовать итоги проекта, в общем использовать ее как социально-коммуникационную площадку).




Ну да, мы так и думали, школа нужна для социального взаимодействия, чтобы выходить за пределы семьи. Должна ли эта среда взаимодействия быть максимально дружественной, комфортной, надо ли отбирать участников (взрослых и детей) по принципу «единомышленники»? Если да, то это по факту не выход за пределы семьи, это подбор людей с теми же ценностями, образом поведения и т.д. Если не отбирать участников, держать среду открытой, и учиться взаимодействовать с «другим» - то главный вопрос в том, что среду собирают родители, а учиться взаимодействовать почему-то должны дети. Получается что они, как и в обычной школе, попадают в среду, собранную кем-то, и вот они должны там социализироваться. Почему? Сплошь и рядом мы попадаем в такие моменты, когда дети разрушают, разрушают среду, отношения – а взрослые склеивают, склеивают, склеивают, потому что это они придумали эту школу, считают, что она должна быть такая-то и такая-то, они заинтересованы в ней, а дети ей пользуются. Но взаимодействовать с другими людьми нужно, и это более естественно, в реальной жизни – когда ты или любишь кого-то, или он тебе зачем-то нужен, или ты волею судьбы живешь с ним в одной точке, и ее надо делить… Вот похоже у нас третий случай – так получилось, что у детей общая школа, и ее как-то надо делить. Во всех школах самое тяжелое последствие – отчисление из школы, и школах SDE тоже. На этом паровозе – желания остаться в этом социуме, не быть выгнанным – едет школьная дисциплина и договорная демократическая система школ SDE. Плюс отбор – «разрушители» в целом сразу не попадают в среду. Но тогда это не открытая среда, и по большому счету никаких «других» в ней быть не может – надо просто правильно настроить входные испытания… Короче, отбирать или нет?
Я часто слышу и сама очень часто так думаю – что вот мои дети хорошие, правильные, а вот другие плохиши сбивают их. Например, я своим дома разрешаю сидеть в гаджетах, а другим детям запрещают – вот они и приходят в школу только поиграть, а мои приклеиваются к экранам, а так бы вышивали. Или мои дети спокойные, уважительные, а другие драчуны и ругаются, и конечно агрессивная культура заразительна… Почему бы не отобрать по нормальному детей в свою школу, ведь не хочу же я к примеру идти в дворовую школу, где моих детей социальная среда быстро научит ругаться матом?
Несколько дней с группой разных детей показывают, что нет таких-то и таких-то детей. У них у всех есть периоды – время бегать и время читать, время орать и тихо смотреть на звезды. Состав, продолжительность и темп смены этапов у всех разный. Иногда волны совпадают и возникает какая-то групповая динамика – всем беситься или всем вдруг сидеть тихо на озере, и это очень круто – как то, так и другое (и одно без другого не бывает). На длинном периоде времени и в широком пространстве особенно видно, что поведение каждого бывает очень разным, и оно всегда только отчасти управляется внешними факторами.
Получив пароль от планшета, Тимоха 2 дня просидел в нем безвылазно, играл в Майнкрафт. Катя, которая обычно сидит в ютубе, здесь могла свободно общаться с друзьями и телефон не включала. Зато она бегала и орала, даром что самая старшая. Юра и Тима страшно хотели играть! Но потом как-то все отвлекало, то коньки, то беготня. Петя как смотрел свои ролики – так и смотрел. А потом они с Тимохой лепили из глины и 2 дня планшет не включали. Василиса приехала и утаскивала девчонок кататься на коньках. В свободной среде никто ни на кого не влияет определенным образом, а если Катя хотела беситься – то она и бесится, просто в одной группе было бы социально приемлемым сидеть шушукаться на качелях, а в другой бегать и орать – и вот она учитывает обстоятельства, что лучше делать сейчас.
То есть, во-первых, дело в том, какая личная динамика у человека и что у него в голове, а во-вторых- в критической массе группы, в том что ценится в группе или в малых группах. Значит ли это, что эту группу надо формировать? Вроде бы напрашивается вывод что да – ведь дети хотят общаться, и они будут общаться теми способами, которые каждый приносит с собой из дома. Но как тогда учиться жить рядом с другим?



Да, как жить рядом с другим? Как возможна горизонтальная структура – у тебя одни ценности и деятельность, а у него другие ценности и деятельность, но вы делите один ресурс (дом, школа, город, страна, планета)? Все, что можно отрегулировать законами – физический раздел территории, насилие, невмешательство и т.д. – это понятно. А вот такой случай – твоя мечта подразумевает, что ЭТО делают другие, все. Например, ты мечтаешь поставить спектакль, или поставить контейнер для раздельного сбора мусора, и ты реально не можешь сделать один, и тебе надо убедить других участвовать. Как принять их отказ и не отчаяться? Или такая ситуация – я приехала провести тихо время на даче, а дети любят бегать и беситься? Кажется, что им надо запретить по закону, тк они мешают мне тихо сидеть. Но ведь и я им мешаю, почему моя деятельность более правильная?
Или другой случай – гаджеты. Мне кажется, что они бесят нас прежде всего потому, что дети не делают что-то правильное, а делают что-то другое. Что они не выбирают мои ценности и деятельность. Мы не можем в это поверить – что наши дети не выбирают наше, и приписываем гаджетам какую-то особую заманчивость, 25й кадр и т.д. Лечим насморк прищепкой на нас. И вот ты отобрал у него телефон и читаешь ему Пушкина, и он вроде прямо вдохновлен, а потом тихо так задает вопрос – ну все, уже можно играть? И вообще все, что ты с ним делаешь, отобрав телефон, меркнет в твоих глазах, получается он все это только терпит? Ужас, мне прощу сразу все разрешить, и быть уверенной, что он выбирает меня добровольно.
Но как только задаешь себе вопрос – почему тебя вообще волнует, что делает человек рядом? Не находишь ответа. Ну сложно жить с другим в одной квартире…
Прикольно, что дети сами и принимают и не принимают горизонтальной структуры. С одной стороны, они нормально относятся к тому, что я о них забочусь, готовлю, трачу все свое время, что ведущей деятельностью всегда оказывается их. Но как только у меня кончается терпение и я кричу «почему я должна вас обеспечивать?!» - они говорят пожалуйста, не обеспечивай. Еда? Мы сами сделаем. Музей? Ну давай не поедем. И т.д. Как бы у них не заложено взял-отдай. Отдаешь? Отлично. Не хочешь? Не давай. Но платить мы не обязаны!
А с гаджетами – они прямо навязывают мне постоянно контролирующую функцию – можно мы поиграем? Можно мы посмотрим? Когда будет время гаджетов? И т.д. Я подумала немного и сказала: «Я считаю, что просидеть всю жизнь в ютубе это жалко. Это вопрос потраты личного времени. Если я разрешаю или не разрешаю- получается это я несу ответственность за то, как ты проведешь жизнь? Я не хочу». – Они тут же сказали «понятно, вся жизнь это долго, сейчас можно поиграть» - и вот тут хватит ли у меня сил по правде реализовать свои слова…




Уже позже сформулировала еще немного о гаджетах:

У меня прямо был инсайт, что внутри школы эту тему никак не решить и не надо. Аргумент 1: Это мое личное дело. Для меня будет нормальным, если на двери коворкинга, куда я прихожу, или на даже на двери дружеской квартиры, да где угодно будет надпись: здесь без гаджетов. Ну ок, не проблема, я же сюда прихожу за чем-то другим. А если за этим - тогда я сюда не пойду. А вот когда я приду в коворкинг, а меня там начнут привлекать обсуждать, как мы все будем поступать с чем-то, например с моим гаджетом, у меня протест. Это мой предмет, моя траектория, мои решения, это вообще не касается других! Ну давайте решим, можно ли жевать жевачки, или пить кофе, или есть сахар - любое решение для меня кофемана будет компромиссом, почему меня надо к нему вынуждать?

Аргумент 2: Мы транслируем вину, которой или нет, или это как бы... социально приемлемая вина, такая согрешил-покайся, и все так делают. Меня удивил рассказ племянницы из мат школы, что в классе решено отказаться от телефонов, класть их на входе в класс, а потом вообще проголосовали за кнопочные телефоны, то есть заставили меня сменить девайс! Голосовали сами дети - видимо то большинство, которое поступает "правильно", Маша с осуждением говорила про тех плохих мальчиков, которые играют на уроках, и про вред плохих гаджетов, сама-то она очень любит зависнуть... Получается какая-то унтер офицерская вдова, которая сама себя высекла, и это мы их к этому принудили.

Аргумент 3: Я читала исследование, по которому среднее время использование гаджетом подростками одинаково для всех - для тех кому запрещают, с кем торгуются, и кому разрешают (только последние используют гаджеты более по делу). И оно примерно 3 часа в день (даже если разрешено 2 - берут у друга, забыли поставить пароль и т.д.) И вот эти 3 часа вполне могут приходиться на школу, если дома все запрещено или осуждается. И чтобы это отменить, мы можем только давить на ребенка больше чем дома! Это ад, я не хочу.

Аргумент 4: Не надо переносить проблему с больной головы на здоровую. Нас бесит то, что дети не убираются, не делают уроки, не общаются и т.д., то есть не делают чего-то. И нам так не хочется признать, что они именно это не хотят делать, а мы все приписываем вредоносному влиянию иноагентов. Я когда-то по воле руководства закрывала курилки на работе, потому что типа курильщик работает на час меньше в день. И курильщики мне говорили -"вы думаете я стану работать больше на час? Да я буду сидеть смотреть в обои! И вы никак не сможете это запретить". Давайте решать саму проблему - почему не убираются, не делают уроки и т.д., а не запрещать любые альтернативы, потому что они их все равно найдут.

Все, устала писать. Вспомню только ужасные моменты, когда я кричала и почти дралась с детьми:
· Я сто раз говорю им идти чистить зубы и ложиться, а они бегают и орут, и хлопают дверьми; я прямо физически включаюсь в эту бесню, только со знаком минус: я говорю, кричу ужасным голосом, хватаю первого попавшегося бегуна и тащу в другую комнату и т.д., пока они наконец не пугаются, Катя, если ей попало, начинает рыдать прости меня мама прости, я в бешенстве и стыде сажусь читать, и твердо решаю на следующий день и никогда больше так не делать, потому что ну какое мне дело до того, что делают другие люди, пока они не нарушают законов…
· Но на следующий день мы поехали в музей, я хотела порисовать в тишине, специально договорилась, взяла только тех, кто хотел! Специально уговаривала не ездить тех, кто не хочет! Но они поехали, а хотели на самом деле ржать. Выходить из музея отказывались, вообще не слышали меня. Но я пока не орала. Сорвали экскурсию, говорили и говорили все время головотяп, головотяп, и мерзко смеялись. Наконец вышли на улицу, побегали, я молчу молчу молчу, идем в магазин. Они начинают срывать с друг друга шапки и орать и драться в магазине. Я ору и вытаскиваю их на улицу, в бешенстве сама покупаю что надо, они приходят и милым голосом говорят «мы просили у людей на улице, но нам не дали, может ты дашь 16 р на жевачку»?
· Девочки переодеваются, а мальчики врываются к ним в комнату. Катя начинает ужасным голосом кричать выйдете, выйдете! Как самая сильная дубасит кого-то. Он орет и рыдает. Я прихожу и ору, и все снова по кругу…
· Сообразив, что меня бесят не гаджеты, а то что они не делают чего-то другого, начинаю отсекать – а что бы я хотела чтобы они сейчас делали вместе телефонов? А я же убираю посуду за всеми! Прошу убрать посуду – раз, два, три, а они сидят в телефонах, и вот я уже близка к тому, чтобы запретить, тогда они точно уберут посуду!



Итак, моя жизнь перестает быть прекрасной, когда:
1. Другие делают то, что мне не нравится; не делают то, что я говорю. Этот вопрос можно отрегулировать, обсудив вместе, где проходит логика, правила безопасности, права других людей и т.д., все остальное – научить себя не оценивать. Все, что оценивается, описано правилами – должны быть реальные возможности это внедрить (санкции). В семье или дружбе например я санкций не принимаю, но есть негласный договор, что мы разойдемся, если то-то и то-то, или люди понимают, что я расстроюсь, если будет то-то и то-то, то есть на самом деле правила и санкции всегда существуют, и последняя санкция – выход. Однозначно списки «того и не того» по отношению к детям надо сокращать, сейчас они у нас просто огромные, что как нам кажется следует из заботы и нашей ответственности, а на самом деле возможно нам просто некомфортно с «другим». Но среда с закрытым выходом (не можешь уволить сотрудника, он не может уволиться, родители приводят ребенка в школу и он не может уйти, школа не может отчислить ученика) – токсична. И надо помнить, что ребенок – родитель – это как раз закрытая система, мы вместе навсегда, и засорять ее выхлопами от невыполненных требований и ожиданий очень опасно.
2. Другие физически делают «не то» - бегают и орут, включают громкую музыку, или наоборот лежат, все время едят и т.д. - это какая-то совершенно физическая проблема - невозможность находиться в одном пространстве с человеком, у которого в данный момент времени другая волна. Ты можешь держаться мозгом, но ты все равно включаешься эмоционально….
Для меня важно понять, что первое и второе – разные вещи, решение п.1 не помогает и даже часто мешает решению п.2 При этом есть ощущение, что для детей ведущий – п.2, они приходят в школу общаться, приходят эмоционально и ради эмоций, ради группы, а остальное все терпят как возможные обременения. При этом у всех своя эмоциональная динамика, школа не замкнутый мир. От набора группы это почти не зависит, от правил поведения тоже. Отрицательные и положительные волны разных людей в группе могут совпадать, набирая силу. Более сильные люди теоретически могут этому противостоять, но тогда они выпадают из горизонтальной структуры, они в ней инородный элемент. Чем больше я погружаюсь в совместную жизнь с детьми, тем больше меня берут и их эмоциональные волны, но у меня есть четкие ожидания не только того, как должны вести себя дети, но особенно – как должны вести себя взрослые, и меня разрывает между тем, что я должна и что я чувствую… А детям кстати часто норм, что я ору, тк они сами между собой делают так постоянно - таковы американские горки горизонтальной структуры…
Так вот, возвращаясь к вопросу зачем нужна SDE школа, я прохожу через то, зачем она нужна детям, и прихожу к тому, зачем она нужна мне: я хочу понять, как можно жить рядом с другими? На сколько рядом? С насколько другими? Как конкретно это делать в горизонтальной структуре, то есть не давя ни на кого ни делом ни словом, но и самой не подвергаясь давлению? Изменить – не получится. Отбирать – до какого уровня совпадения?
Например, как жить с моими детьми, с моими соседями, вообще с людьми на планете.



Все фотки лагеря в Еремино
Пока дети катались на коньках с Ирой, я съездила во Фряново на открытие памятной доски на здании старой больницы, пообщалась с директором музея Екатериной Черновой и наконец познакомилась с ее мужем, краеведом Александром Послыхалиным.

Рогачево, Покров

Завершая дела перед Непалом, очень хотела успеть съездить в Рогачево. И поехала, одна с детьми, никто больше не смог. Только по дороге поняла, что сегодня Покров, и так все хорошо сложилось.



А то что масштабного концерта не получилось - ну и хорошо. У них ремонт по программе губернатора, в больнице на нижних этажах поставили киоск электронной очереди, а на третьем этаже в отделении сестринского ухода, куда по-прежнему нет лифта (и никто из стариков не может выйти на улицу), меняют свет. Но мы хорошо посидели, поговорили. Девчонки ходили по палатам с всегда радушно принимающей нас сестрой-хозяйкой Светланой Александровной, дарили соки, игрушки, кремы, пастилу. Часть хозяйственная Света таки прибрала, говорят старики спрячут-потеряют, я лучше сама потом выдам.


А я разговорилась с Антониной Ивановной - Учительницей, как ее здесь зовут. Ее все уважают, так что Светлана всех моет строго по очереди, а ее спрашивает, не хочет ли она помыться.

Ей 98 лет весной. Это ее дом мы ездили фотографировать для нее в соседнюю деревню. Чуть побольше узнала о ее жизни. Ее военные воспоминания я записала здесь, а потом Антонина Ивановна 40 лет работала учительницей - в своей деревне и в Рогачево, вот прямо в этом здании, где сейчас эта больница, где она живет! Ну бывает же так! Она преподавала здесь, какое-то время замещала директора. Говорит, раньше школа была в хорошем купеческом доме, потом перестали умещаться и построили это здание, на таком болотистом месте, что в подвалах всегда стояла вода. Она с завхозом все в сапогах ходила по подвалу, спасала имущество. Потом школу построили новую, а здесь разместили больницу. А у Антонины Ивановны артрит, лежит и ходит в валенках, но старается вставать, ходить с палочками.

Муж-фронтовик рано умер, в 58 лет, "они все больные вернулись с фронта, все рано умерли, кто на парадах ходит - все это штабисты, а наши не пожили потом совсем". Вырастила двух сыновей. Оба хорошо учились, жили в интернате, все время с хорошими воспитателями. Старший только закончил текстильный техникум, получил распределение в Раменское - как призвали в армию, 4 года служил моряком в Египте! Все глаза выплакала, писем не было. И второго тут же забрали, и мужа на военные сборы. Тогда, в 1968 году, они думали что снова начнется война, всех мужчин забрали снова в армию.

Сыновья тоже много не пожили. Старший переехал к ней после ее инфаркта, помогал, жил с ней в деревенском дедовском доме 10 лет, а потом натаскался с утра воды (надо было вставать в 4 утра, а то потом вода в колонке кончалась) - да и помер в бане, нашла его, похоронила. С его семьей не сложились отношения. Две внучки есть, но бабушка не пришлась ко двору. Осталась она одна, и пришлось уходить в дом престарелых - в деревне одной не проживешь ("поезжайте, возьмите ключи, живите в моем доме, он крепкий, хороший, пропадет без хозяина!"). Младший тоже умер совсем молодым, но у него не очень была благополучная жизнь, семьи не осталось.
Ездят к ней внучатые племянницы - внучки сестер, самим уж за 70, и вот одна, из Клина, приезжала недавно, собрала в саду Антонины Ивановны яблоки, и она нас ими угостила.

В субботу приходили из школы учителя и дети, поздравляли с днем Учителя, сделали концерт, подарили открытку от губернатора.

Антонина Ивановна сказала главное - это чтобы мир был в семье, чтобы все вместе, чтобы детишки росли, рожать побольше. Отказалась она когда-то от третьего ребенка, жалеет теперь. У нее самой было семеро братьев и сестер, и все выжили, все встали на свою дорогу.
И Бога не забывать. У нее дома стояли старые красивые бабушкины иконы. Однажды приехал проверяющий из района, школа-то образцовая, и пришел в гости. И стал ее корить, угрожать увольнением. "Ведь время какое было, Аня! Храмы разрушали, а ведь на нашей земле столько славных монастырей!" Пришлось иконы спрятать в чулан. А сейчас, когда уходила из дома, раздала их.
Хранит в сумке под подушкой все наши открытки, Васи и Маши Белоусовых, Матвея, еще какую-то картиночку. Фотография дома стоит в рамке на тумбочке. Передавала всем огромное спасибо и самые сердечные пожелания.

Спасибо всем кто поучаствовал. В следующий раз поедем перед Новым годом собирать пожелания к Деду Морозу!

А что если в июле пойдет снег?

Нашими детьми овладевает идея КИНО, ну и конечно сразу снимать свое! Летом они ходили на занятия в детский ВХУТЕМАС, где поучаствовали в съемке фильма - мультфильма, вышедшего потом в финал международного фестиваля Мак Гафин Film Fest.



И вот они в прекрасном зале Дворца пионеров на Воробьевых горах смотрят свою премьеру на большом экране и дают свою первую в жизни пресс-конференцию...



Все фотки здесь

А вот катин с подружками ютуб-канал. Пока кажется, что все это не очень серьезно, еще столько делается взрослыми, но вот уже в школе проходит курс Леона - снимают кино, вот уже Тоня вчера снимала ролик оркестра... То ли еще будет! Для меня совершенно неизвестная и непонятная область, а они как-то уже просочились. КИНО. Посмотрим!

Утренняя школа - 6 сезон

Шестой год мы делаем нашу школу! Невероятно.




Вообще-то 1 сентября было в этом году воскресеньем. С 31 августа на 1 сентября все наши дети - старенькие УШевцы и текущий состав, включая Тоню, но без Белоусовых, как раз именно в этот день отправившихся к морю - все они с Ирой ночевали в школе, по мотивам книги Тимо Парвело "Элла в ночной школе". Фотографий они не сделали, тк были очень заняты ночным квестом, дискотекой, жаркой сосисок, страшными историями и кровожадной директрисой. Немного успели заснять случайные взрослые:







Да... о чем это я.... А, утром настало 1 сентября! И мы все прямо из Ночной школы поехали в Тимирязевский парк на образовательный пикник "32 августа". Там мы под прекрасными белыми шатрами тусили с такими же школами как мы, друзьями и знакомыми кролика, дети сделали ярмарку своих поделок и заработали рублей по 200-400, а взрослые мирно беседовали, пили чай, обнимались....




Вот еще фотки

Так о чем это я! А! В понедельник 2 сентября наконец настала нормальная (хоть и круглая) линейка, наконец в бантах и с гладиолусами мы пришли в школу, и дети открыли тетрадки, и был даже Урок мира.





Но вообще именно все это вместе - ночевка в школе (кстати это было организовано как проект, и у каждого была своя задача по подготовке), утренний парк, где столько хороших людей и новых идей, свежий воздух и желтые листья, ну и тетрадки конечно, и карта, и футбол, и Ира, и Вероника, и все ребята, и Ромик в образе ночного волка - все это вместе и есть для нас Школа.

В этом году самое главное, что мы делаем - прокачиваем мышцу "я хочу - нахожу ресурсы и команду - планирую - делаю - анализирую и рассказываю". Мне кажется принципиально важным осознать цепочку от "хочу" к "стало". Не учить что-то делать (работать, читать, писать, прыгать, бегать), исходя из внешней задачи ("надо, все так делают, мама зочет чтобы ты" и т.д.), в надежде, что у детей выработается привычка, и потом они поймут, что они хотят, и начнут реализовывать это теми же методами, как мы их научили. А начинать прямо с первого, самого важного шага - "я хочу - я хочу это сделать". Я уверена, что энергия желания сметает все преграды, если ты хочешь - ты научишься всему, все поймешь и найдешь силы. Да, сложно понять себя, сложно долго этому следовать, не все люди умеют это даже в самом зрелом возрасте, но именно это в конечном счете залог созидательного подхода и счастья.

Конечно, нам не всегда нравятся детские "хочу". Да что там говорить, и чужие взрослые "хочу" нам тоже не нравятся. Мы одни знаем, кто, что и когда должен делать. Мы считаем, что желания - это блажь, а мир движется необходимостями. Что они хотят какую-то ерунду. Что они никогда не захотят учить математику.

И все же счастье - это именно исполнение желаний. Просто если с детства внушать, что все серьезное, правильное, нужное приходит извне, от умных взрослых, а удел твоих желаний - игрушки и отдых, то да, можно этого добиться. Но сейчас наши дети хотят столько всего умного, нужного, полезного, нового, непонятного, столько всего! Знай поворачивайся.



Это Юля зачитывает со стены бумажки - желания, которые пишут и дети и взрослые, отвечая на вопрос "что я хочу делать и ищу команду", и все вписываются в проекты друзей. Потом все это попадает в общее и личное расписание, перемещается по нему.



Что-то реализуется, что-то нет, что-то попадает в долгие планы - ждет даты, или взрослого участника, или доп ресурсов.



Честно говоря, пока сложно все это модерировать. Вот например мое вчерашнее письмо товарищам, из которого становится немного понятна внутрення кухня нашего самонаправленного образования:

Всем привет, со следующего понедельника 16 сентября стартует базовое расписание этого спринта.

То, что есть сейчас, лежит в гугл-файле (кстати, прошу всех общую базовую инфу, типа списков ДР, дежурства по еде и т.д. - класть в этот же файл).
Это расписание - условно техническое, то есть связанное крупными блоками с логистикой и расчетом денег, его мы будем стараться не менять до конца спринта (конца октября).

На стене в школе весит более наполненное содержанием расписание, в котором раскрывается содержание блоков, вносятся коррективы на конкретные дни, подводятся итоги что было а что не было. Оно делается с детьми, уточняется ежедневно Ирой, по средам или четвергам со мной, и по мере необходимости любым. Все, кто вносят в него изменения - фоткаем что получилось и кладем на 2 закладку файла, или хотя бы шлем всем в вотсапе.

Наверное я все-таки постараюсь переносить его на неделю в эл вид, чтобы можно было править не из Содружества, но пока нет сил. Перед каждым днем Кристина сводит всю логистику и смыслы на завтра и шлет всем в вотсапе, это здорово как последний чек свежим взглядом. Также для всех напечатали личные расписания А2 и А5, все забирают их домой, вносят в них то, куда они хотят ходить в школе + все остальные свои дела.

Пока сложновато, но разберемся. На самом деле бОльшая сложность - внедрение этого расписания и подхода детям, понимание и принятие ими его как своего.

Нам надо как-то донести до детей тему:

  1. Я хожу в школе зачем-то, мое желание может быть любым, но отвечать на вопрос "я хочу делать... и ищу команду". Подойдет и играть, и спать, и делать что-то, и учить - если я хочу это делать и ищу команду. Я могу сказать это на спринт вперед, на месяц, на неделю, прямо сегодня утром, главное определиться и сформулировать.

  2. Другие люди тоже приходят в школу делать то что хотят и ищут команду, можно присоединиться к кому-то в команду.

  3. Школа это не только Содружество, дела могут быть не в это время и не в этом месте, все это тоже интересно, и можно собирать команды.

  4. Можно передумать и не участвовать в любой момент - не пойти в школу или делать что-то свое рядом.

  5. Нельзя мешать другим, потому что тогда все ломается. Мешаешь - выйди из комнаты или не приходи в школу.

Так мы прокачиваем мышцу "я хочу - планирую - ищу ресурсы - делаю - обдумываю/рассказываю", плюс важно что с любого момента можно отказаться, то есть мы в общем случае не концентрируемся на завершении проектов, главное прочувствовать эту цепочку.

Все это возникает не сразу. Мне очень вчера понравилось работать с детьми с расписаниями! Но в этой групповой работе участвовали пятеро, а еще пятеро играли и не заинтересовались. Но они тоже взяли домой расписания, и они будут видеть это каждый день в школе, и постепенно это войдет в практику. Тот кто не  пишет и не читает - с ними можно проговаривать все эти вопросы и писать самим.

Есть такие моменты, когда нам надо отвести ребенка в школу, а он не видит для себя интересных дел там. Пусть придумает свое, возьмет с собой что-то, предложит всем утром, надо что-то придумывать. Самая неконструктивная позиция конечно "мне сегодня ничего не интересно, меня привели, поэтому я никому ничего не должен", от нее как-то надо уходить. Конечно, всегда есть свободная игра, рисование, лепка и т.д., это здорово что у нас теперь все помещение - все это отличное командное дело, главное понимать, что сегодня я в школе за этим + не мешать другим.


Так я про 1 сентября хотела написать!  Классная команда у нас собралась, 15 детей от 5 до 10 лет + несчетно взрослых. Открываем шестой сезон, здорово!


Вот еще фотки

Итоги УШ 5.0: разные и вкусные

2018-2019, пятый учебный год "Утренней школы" прошел спокойнее, конструктивнее и... немного холоднее. Мы реже встречались все вместе - с одной стороны, это отражает проектную концепцию, которую мы развивали весь год ("я хочу делать это и ищу команду, присоединяйтесь"), но все же иногда и жалко, что нет эдакого общего угара. Но в проектах, локальных группах, на конкретных событиях жизнь кипела и взаимодействие было, мне кажется даже ярче, глубже чем раньше. Концепт на начало июня можно посмотреть в моей презентации, показанной на "Я живу - я учусь". В других наших материалах этого фестиваля можно увидеть результаты кооперации с другими школами и работами в ТО "Острова", круто развивавшейся в этом году.

А вот итоговый ролик "Утренней школы" made by Света Костыгова:



Чуть больше фотографий наших событий за год

В мае мы пробовали новый формат планирования с реальным участием детей и поняли, что в самонаправленном образовании, которое мы развиваем, мы боялись совсем не того, что надо было! Мы думали, что "оставь человека в покое и он ляжет на диване", что без внешнего вдохновения и мотивации дети ничего не захотят, замкнутся в своих локальных играх и текущих интересах и т.д. А оказалось, что во-первых не бывает "без внешнего вдохновения", если живешь в открытом мире. Все время что-то происходит вокруг, фонит, зажигает, зовет. А во-вторых, реальные проблемы/ задачи - это а) проводить таки свою линию, б) ресурсы! Опытные взрослые обычно уже до старта соразмеряют свои идеи и желания с возможностями, ну или способны подтянуть сверхресурсы ради сверхцели. А дети нет! Это круто, потому что они реально мыслят out of the box, но у нас реально заканчиваются силы обеспечивать все желаемые активности. Мы и есть их сверхресурс. Будем думать, что с этим делать - вводить какие-то стартовые ограничения, или переносить вес на самостоятельный поиск ресурсов или...

А пока  - мы открыли лето традиционным лагерем в Еремино и выпуском Большой Кулинарной Книги "Утренней школы":



Аннотацию к книге можно считать текущим концептом и статус-кво нашей школы:

«Утренняя школа» — это неформальное сообщество семей, совместно обучающихся всему, что
хочется: писать стихи и плавать, ставить спектакли и выпускать книги, петь, читать, рисовать,
играть и конечно готовить. Мы все очень разные, поэтому нам так интересно собираться вместе,
обмениваться рецептами, готовить и пробовать что-то необычное. Говоря обобщенно, в этом и
есть смысл свободного образования, идущего от интереса каждого человека и реализуемого в
командной коммуникации людей разного возраста и опыта. Поэтому для нас эта книга не только
про еду. Но еда в ней тоже очень вкусная и простая, вас ждут 48 рецептов салатов, горячих
блюд, десертов и напитков. Присоединяйтесь.
© Тексты и фотографии: Надежда Артемьева, Кристина Варнавская, Василий, Мария и Анна
Белоусовы, Ирина Гаврилина, Екатерина Гердзюшева, Антонина, Екатерина и Петр Даниловы,
Светлана, Александр и Максим Евграфовы, Юлия Жабыко, Татьяна Иванова, Алексей Каленик,
Яромир Калинин, Светлана и Тимофей Костыговы, Антон и Ольга Кузнецовы, Юрий Лопатин,
Тимофей Найденов, Варвара Олеоленко, Софья Писклова, Юлия Соломатина, Анна Спирина,
Анна и Александр Турчаниновы, Анна Шишкина, Татьяна Щанина, Дениза Юсифова




Продолжение следует.

Йогурт против Пушкина

Я тут участвовала в дискуссии в прямом эфире на тему свободы в образовании, ну и конечно началось снова про Пушкина, про закон Ома, "неужели Вы считаете что все это не надо", "это же культурные коды" и т.д. Все время попадаю в эту ловушку - "опять об Пушкина" (кстати, кто считает культурный код?) Простите, АС, я люблю Вас, но не как последний бастион культуры! 19 октября за ужином я читаю детям Ваши стихи, да и так часто, без повода.

Но я против того, чтобы ставить перед образованием любые фактически измеримые цели типа "прочитать такие-то или столько-то книг", "выучить такие-то законы", "знать таблицу умножения". Для меня образование - это про другое. Это цепочка: жизнь - интерес или необходимость - получение знаний и умений - осмысление и применение в жизни. А не так: чужая жизнь - получение знаний и умений - оценка - попытка все это применить.

Заменили только п.1 - а уже все это становится бессмысленным. Ну и как только перешли к оценке фактических показателей - тут совсем получается ад.

Например. Сегодня Катя решила после завтрака пройти оставшиеся тесты аттестации за 3 класс (мы учимся в обычной школе на заочном отделении). Но сначала мы стали завтракать, и она спросила - а это свежий йогурт? Мы посмотрели на коробочку с йогуртом и час обсуждали, как прочитать эти цифры и что они означают. Оказалось, для ребенка все это совершенно не очевидно! Вот какие вопросы мы обсудили вокруг одной крышечки йогурта:
- как различить дату и время при написании
- как отличить дату производства от срока годности
- почему иногда пишется одна, а иногда 2 даты, как это понять
- сколько месяцев в году
- какой сейчас месяц по счету
- как отличить в дате число от месяца
- сколько дней осталось этому йогурту
- свежий ли он
- сколько дней осталось до дня рожденья и как быстро посчитать
Тут и логика, и математика, и окружающий мир, и здоровое питание.

Ну а потом она села за аттестацию... Конечно, сама идея тестов по окружающему миру, музыке, ИЗО, реферат по физкультуре - это издержки заочного обучения. В обычной школе учитель как-то поставил бы оценку по результатам общей работы за год.


Но! Они живут в мире, где есть правильный ответ на вопрос "какой платок можно назвать праздничным" или "сколько раз надо мыться с мочалкой" (правильный ответ был "не реже раза в неделю"), где третьеклассники параллельно с этим коротко-обзорно изучают Александра Невского, орфографию и налоги, а потом все это вместе называется "культурным кодом", и по нему их проверяют и классифицируют.

Да, уважаемый собеседник в прямом эфире проверял меня на знание Капитанской дочки, фотосинтеза и греческих философов. Быстро в лоб спросить что-то типа "сколько станций в Московском метрополитене? не знаете? ну какой же Вы москвич?" - универсальная манипуляция в нашем мире ЕГЭ. Я потела и думала "Хорошо, что недавно водили Улю на спектакль", но это мне не помогло, была дура - дурой все равно, т.к. по настоящему правильные ответы знает только он. Как говорят в школе, "мы проверяем не общую эрудицию, а знание учебника Плешакова". Так что не надо мне про культурные коды. Давайте лучше про йогурт.

Антонина Ивановна. 11 дней оккупации

"...Я 1922-го года рождения, в марте мне исполнилось 97 лет. До войны я работала учительницей начальных классов. Детей рождалось много, и открывались новые школы, новые классы. В нашей деревне Аревское Рогачевского района школу расположили в каменном доме семьи, которую угнали в Сибирь, они отказались вступать в колхоз. Очень жестко проходила коллективизация, были забыты ленинские заветы - что только когда дозреет единоличник, тогда он сам придет в колхоз. А Сталин все закрутил, и вот большевики агитировали, угрожали списком, что кто не вступит, поедут в Сибирь...

В 1941 году мы сентябрь проучились, октябрь, почти закончили вторую четверть. И вот в последних числах ноября приезжает посыльный из райцентра: детей распустить, школу закрыть, все свободны. А на моем иждивении была бабушка 70 лет. Прихожу я домой и говорю - бабушка, я теперь никто, работы нет, еды нет, что делать не знаю. Война. А она была человек религиозный, села, так руки на коленях сложила и спокойно говорит - что Бог дал, то и хорошо. Ну сидим мы с ней. И вдруг с улицы как ух! Что-то ухнет сильно сильно! Выбегаю на улицу, и соседи все выбежали - пыль, дым, все стоит столбом, детские листочки по небу летят. Снаряд попал прямо в здание школы!

Сидим тихо. На следующее утро, 28 ноября, в деревню вошла немецкая мото и автоколонна. В дом стали входить солдаты, офицеры. Целый день туда-сюда. Один зашел, лег на печку и заснул. Мы тихо сидим, привалились к стеночке. Ходили, все какие-то вещи смотрели, сменялись.

На следующее утро к дому подъехал Виллис, в нем штабист, с ним адъютант - повар, слуга, четыре эсэсовца и русский пленный из-под Могилева, Иосиф, они звали его Юзеф, он обслуживал Виллис. Остановились у нас. Каждое утро штабист в 8 утра уезжал, повар готовил еду. И какие немцы аккуратные, тщательные, как у них хорошо организовано хозяйство! Он так быстро печь затопил, всю посуду разложил, взял прямо 8 кур и раз их в чугунок, вынимает через минуту - они уже без перьев. А мы бывало щиплем, щиплем... Но это от того, что они не собирали пух и перо на подушки. Ели они окорочка, гороховый суп, сухие галеты, кур. Хлеба не было. С нами говорили по-русски, они же с границы шли по нашей стране, уже выучили русский. Ну и я учила в школе немецкий, свободно говорила. Я спросила Иосифа - Юзефа - что заставило тебя пойти на службу врагу? Ведь он сам, добровольно перешел на их сторону. А он сказал - никогда не знаешь, как жизнь повернется, каждый эту жизнь сохраняет как может. Да, были и такие предатели среди людей.

Мы с бабушкой осмелели, голод заставил, пошли за коровой ухаживать, за другой скотиной. Кур всех наших и по всей деревне они съели, а другую скотину не трогали. К нам за все время оккупации никаких притеснений не было. Я потом много рассказывала о нашей жизни в оккупации людям из центра - говорю, ели их суп, их галеты. А что было делать? К печке они нас не подпускали.

Погода той осенью стояла прекрасная, сухая, солнечно, подморозило, дороги твердые, немецкая техника ездила, как по асфальту. Они говорили: как красиво! Русская Швейцария! Но Бог есть, Анечка! Через несколько дней начался такой циклон, такая вьюга, намело метровые сугробы, ну улицу не выйдешь! Тут же выбран был староста, и он ходил по домам, выгонял женщин работать, мести снег. А что его мести? Тут же снова заваливало.

8 декабря штабист как всегда в 8 часов уехал, а потом быстро вернулся, взволнованный, приказал всем срочно собираться. Я спросила Иосифа - Юзефа, что произошло. Он сказал, что советские части перешли в контрнаступление, и немцам пришел срочный приказ отступать. Уходили пешком! Техника их не шла по снегу! Все овраги в нашей деревне, вся наша русская Швейцария была заставлена брошенной немецкой техникой. Наши люди конечно сразу подсуетились, брали из немецких машин что можно. Но так подойдешь, а у нее такое дуло сзади - страшно! Так ушли из нашей деревни немцы, 11 дней длилась оккупация. Никаких жертв в нашей деревне среди мирного населения не было. Обо всем этом я много раз рассказывала поисковому отряду из Дмитрова, которым руководит Сережа Рыбаков. Рассказала, как мы видели, что два немецких мессера подбили наш истребитель между Новоселками и Чайниково. Вы если едете по Рогачевскому шоссе, видите это место. Этот самолет нашли ребята из поискового отряда Сережи Рыбакова.

На следующий день в деревню вступил наш первый фронт. К нам в дом вошел капитан, и с ним несколько бойцов. Они сказали бабушке - бабушка, бойцы всю ночь вели бой, им необходим ночлег. Легли прямо на полу, в таких телогрейках, в сапогах, в ушанках, с автоматами, в белых халатах. Парни - кровь с молоком. Капитан стал меня расспрашивать, что в деревне делали немцы, что делали эсэсовцы. Я сказал - пойдемте, товарищ капитан, я Вам покажу. Мы пошли к конюшне, где я видела, что стоял немецкий часовой. Все лошади были забраны на фронт или угнаны в тыл, и конюшню немцы приспособили под оружейный склад. Мы вошли туда - там были огромные штабеля снарядов, оружия! Капитан сказал: готовились к долгой осаде. Наутро они ушли, а оружие и боеприпасы забрал второй фронт, который шел за ними. А все немцы, которые ушли из нашей деревни пешком, на повороте, где сейчас стоит памятник, встретили наши части, шедшие из Клина, и все погибли. Весной к нам пришли другие части и забрали технику из оврагов, завели и уехали на ней, зарисовав зеленым белые кресты. Из немецкой техники били врага! А нам был приказ - все немецкие захоронения, которые были на нашей земле, уничтожить. Вырывали тела, уносили их в болото, кресты сжигали. Сейчас на местах боев стоял только наши могилы и памятники, а ведь немцев полегла здесь тьма тьмущая.

Наше хозяйство очень быстро восстанавливалось. С востока пришла гуманитарная помощь, из центра прислали технику, одежду, еду. Многие люди остались без крова, ведь немцы, уходя, сожгли 38 домов из 63х. До конца года мы уже не учились, а 2 января снова открылась школа, и в конце учебного года нам прибавили те две недели, которые мы провели в оккупации. Весной приехали плотники из Сергиева Посада и построили всем жителям новые домики.

Все хозяйство восстанавливали женщины, вечная им слава! Все мужчины призывного возраста были мобилизованы. У меня на фронте погиб под Вязьмой отец, брат был контужен и умер и похоронен в госпитале. 53 человека не вернулось в деревню. А кто вернулся – были больные, долго не жили. Мой муж был контужен, вернулся, но прожил всего 54 года. Все они очень быстро умерли. Те кто сейчас на парадах с орденами – все это штабисты, бумажные работники! Кто воевал, долго не жил. Был у нас один, с тремя Орденами Славы вернулся, значит кавалер, от всего освобождался, пенсия огромная, а ведь он всю войну просидел в штабе! Были и такие люди среди наших. Но был и патриотизм. Не зря Матросов бросился на вражескую амбразуру, и Гастелло! В наших краях таких было очень очень много.

А коллективизация… Там ведь как было. В 1931 году вышли эти указы, всех пугали списком, Сибирью. Мой дед был убежденный единоличник и отказался вступать в колхоз. Моему отцу пришлось отделиться от них, мы жили в разных домах. Мама с тремя сестрами, я с бабушкой остались, мужчины все потом погибли и умерли. И вот как назло – 31, 32, 33 год – страшный неурожай, голод! Что мы ели! В колхозе надо было работать за палочки, за трудодни. Все потекли в город, и Москва принимала - давала работу, жилплощадь. Поля давали с квадратного метра один росток пшеницы. Все перепахивали, сажали картошку, но и она не росла. Поля заростали, работать было некому. Америка завела свои товары в Торгсины, отец отнес туда обручальные кольца, бабушка отдала цыганские такие серьги – поменяли на два мешка ржаной муки. Но что это для семьи! Анечка! Нечего было есть, а еще хуже было с промтоварами, мы три года ходили как нищие, оборванцы! Тут вышел указ – один из семьи может вступить в колхоз, а другой может работать на производстве. Отец тут же записался на щеточную фабрику в Рогачево. Начались хоть какие-то деньги в семье. Мама с первой зарплаты купила мыла, и мы помылись впервые за несколько лет. И тут урожай! И техника пришла в колхоз – молотилки, жнейки. 1935, 36 год – урожаи, 37, 38й года – изобилие! Все было в магазинах, только знай деньги неси. Отменили карточки. 1940, 41й – хорошие годы! И тут война…

Два сына было у меня, поднимала я их после войны, умерли – один в 34 года, другой два года назад от инфаркта. Внучки есть, племянницы, но они со мной после похорон не общаются. Долгую я жизнь прожила, Анечка, и могу сказать, что чужие иногда бывают лучше чем свои..."




Антонина Ивановна Трофимова много лет проработала учительницей, почтальоном, много кто из персонала дома престарелых в Рогачево – ее бывшие ученицы. Все ее очень уважают. Она говорит четко, ровно, я без труда запомнила этот текст, взять диктофон не хватило духу, смотрела на нее во все глаза и записывала прямо внутрь. «У меня аж мурашки по коже!» -то и дело вставляли нянечки. Она бы еще долго могла говорить, да нам пора было уезжать. Мы поехали в ее деревню Аревское, это 6 км от Рогачево. Стали искать ее дом, она сказала «да пятистенок, сразу поймете там». Сразу узнали бывшее здание школы. Это снова частный дом. Разговорились с сыном хозяина, Анатолия Верещагина. Он сразу вспомнил Антонину Ивановну, сказал она очень уважаемая в деревне, самая добрая, просил передать приветы и обещал навестить. Показал ее дом. Сфотографировали, отвезем ей снимки. А она бы так хорошо посидела на завалинке! Хотела привезти ее домой в гости, но персонал сказал тяжело ей это уже, ходит то с двумя палочками. Не надо ее беспокоить.

Похоже... учебный год заканчивается!

Бурный апрель! Концерт домашнего оркестра под управлением Александры Скворцовой - Сквортета "Среда":


Прекрасные настины фотографии
Видео отчет Лениного папы


Танцевальный конкурс: два третьих места в латине и в стандарте в паре, долгожданное золото соло ча-ча-ча!



Все фотки здесь

Начали сдавать аттестацию за 3 класс - сдала русский и математику.


Фотки будут когда все сдадим:)

А теперь в Крым!