Category: природа

Озеро. Остров. Раскопки

Петя неожиданно и твердо сказал: буду археологом, или геологом, или планетологом. В общем, работа с камнями. А тем временем Катя Герасенкова из Минска, с которой мы подружились в прошлом году, позвала к ним на археологические раскопки. Надо ехать! - подумали мы с Петей, и впервые вдвоем отправились в большое путешествие. Девочки сами слились, посмотрев на честные фотки раскопок.



Беларусь, озеро Селява, остров Выспа. Это место с огромной историей. Мы копали селище каменного века, в прошлом году они копали городище железного века, раньше - панский дом 17-го века. На футболках лагеря Селява показана в центре одного из путей из варяг в греки. Местную рыбу - эндемик селявку (пресноводную селедку) арендовавшие озеро евреи возили тоннами к княжескому и царскому столу, а местные угри нерестятся в Карибском море! Тут много про ВКЛ (Великое Княжество Литовское), которое прочно стоит у меня в голове рядом с Ингрией - такие полумифические, полуреальные идеальные государства, у которых все больше сегодняшних граждан. Думаю попросить там политическое убежище, или открыть какую-то такую свою страну. Вроде Новгородчина была в Гардарике, мне слово нравится.



А льет здесь реально как в Литве, сплошняком.




Четные фото раскопок.



Это была взрослая смена скаутского лагеря под руководством Андрея Ляхновича. Он работал много лет историком в городке Крупки, создал скаутский отряд, ездил с ребятами сюда на раскопки 20 лет. Мы попали на смену выпускников - такие интересные, цельные, разные люди! Респект конечно Андрею как педагогу. Кроме молодых и взрослых скаутов, на Селяву приезжают друзья Андрея, художники, музыканты, каждый привозит что-то свое и приезжает за чем-то своим. Один парень сейчас известный певец, приехал специально дать концерт. Потом ночью мы с ним плавали на катамаране по озеру, он пел, а мы искали такие точки, в которых эхо отражается от обоих берегов. Такое не забывается.




Еще одна петина встреча - муж одной из девочек - скаутов, Миша, учил его работе с шестом. Миша оказался тренером по тхэквондо, живет в Москве, недалеко от нас, надеюсь еще увидимся. Я впервые увидела, как Петя идет за тренером, как это нужно. И сам Андрей конечно очень значимая фигура для всех парней и девчонок, для всех кто на Селяве, Петя тоже это видел и впитывал. Был совершенно крышесносный эпизод - во время бури оторвало от привязи лодки, и я, недолго думая, прыгнула в озеро, сплавала за ними. На самом деле для байдарочника это обычное дело. Но ребята выразили мне уважение, а Андрей ночью, при сборе самых главных людей, принял меня в почетные скауты. Все по серьезному, я произносила клятву по белорусски, у меня теперь есть белый галстук, я обещаю делать каждый день доброе дело. Это было так пафосно и в то же время по-настоящему. Петя при этом сидел у небольшого костра среди тучи комаров, смотрел во все глаза на все это действо взрослых людей, и при свете своего маленького фонарика нарисовал дерево, сложил листок, нарисовал сверху какой-то рыцарский крест и торжественно подарил мне. Такое тоже не забывается.




Жизнь в палаточном лагере устроена в общем по обычному для нас плану. Единственное - короткая молитва перед едой, и полное отсутствие костра. Я была поражена, как они умудряются готовить еду на 30 человек, раздувая какие-то мокрые прутья феном на аккумуляторе (!). Еще они едят грибы - зонтики, уверяя что они похожи то ли на курицу, то ли на жареного кальмара. Белый же гриб долго выращивали всем лагерем у палатки, а когда сорвали - он был полностью червивым. Потому что оказывается гриб, если ты его увидел, но не сорвал - тут же портится.





Если погода позволяет, с утра все идут на работу - раскопки. С того берега на лодке перевозят профессора, и начинается очень серьезное дело. Я как-то сковырнула какой-то камешек не оттуда не туда, все очень расстроились. Профессор садится за свой стол, пишет дневник или какие-то заметки, а все остальные по строгому плану перебирают землю. Что мы искали - я особо не поняла:) За что-то меня хвалили, а что мне казалось особенно красивым - выкидывали. А вот у Пети не было вопросов, ему норм было копаться в земле 3 или 4*45 минут (копают "уроками"), и потом после обеда еще. Не знаю точно, что он вынес из всего этого, но конечно попутно во всех этих археологических байках, разговорчиках, примерах - вбираешь столько!

Катя как раз рассказывала мне про концепцию гражданской науки, когда серьезные научные организации организуют сбор первичных данных "на местах" руками простых людей - например, метеорологические, экологические, краеведческие данные, которые потом обобщаются и анализируются. Возможно, для детей такой вход в науку значительно плодотворнее, чем заучивание готовых систем. Будем пробовать в это вписаться.





Пробовали ночью петь, но никто из них не поет советскую бардовскую песню, поют только по-белорусски, неизвестных мне авторов, или народные песни. Говорят тоже в основном по-белорусски. Я позавидовала им, такому естественному патриотизму (не смешанному с государством), интересу к родной истории, языку, традициям. Я как-то не смогла особо спеть русского народного. А Петя, наоборот, когда мы уехали и я его спросила "понимал ли ты все, что они говорили по-белорусски?" с огромным удивлением сказал "кто по-белорусски?" ("кто финн?!" (с)).

Как говорят местные, сюда легко попасть, но нелегко уехать. Это оказалось неожиданно буквально - через 50 км у нас сломалась машина, и следующие 2500 км нашего путешествия прошли немного нервно, зато неспешно. Но если серьезно, то Селява и его люди - это и правда навсегда, новая страна на нашей карте.



Все наши фотографии Беларуси-2019

Через рощи, через пущи, через нас с тобой плывущих

Я опять про лень. Это правда не я вырезала, была на нашей реке Лух стоянка с таким названием. Другие назывались "У лося" или "У бобра", а эта - "Лень". Не могли не заночевать на ней.



Гребли мы, вопреки лешиным опасениям, быстро, так что встали непоздно. Катя, как всегда, бежит первая, занимать самое большое и плоское место для нашей палатки, (которое мы обычно потом не утверждаем). Но тут попала. Они с Петей уже сами ставят палатку, Леха только коврики надувает.

Я в этом походе в основном от хозяйства отлынивала, а плавала типа кролем  - находила глубокое место и гребла, как в бесконечном бассейне, против течения, готовилась к Oceanman на 1.5 км. Мой расчет был - течение 2 км в час, плыву 30 минут - значит километр. Думаю, это было реально меньше, но дольше 30 мин в холодной воде было сложновато - Леха ругался, а я потом чихала час. А тут мы еще и были дежурными, я минут 20 выдержала. Катя тоже залезла в воду, и Петя вроде. Я всегда переодеваюсь прямо посреди лагеря, просто отвернувшись от всех, Катя - за палаткой, а Петя уходит далеко-далеко в лес. (В альпинизме это означает 2й, 3й разряд и значок соответственно. Перворазрядники просят отвернуться остальных, а КМС и мастера просто не переодеваются).

Ну вот, а готовили мы рис с рыбой. Светка обычно жестко делает раскладку, а тут расслабилась, допустила демократию, в итоге 2 рисовых молочных каши утром, пюре, булгур, и ни одного гороха! Было непривычно. Рис с рыбой одни очень хотели, другие совсем не хотели, и нас попросили не смешивать. Мы взяли басмати и не прогадали, он и без рыбы хорош. Тем более, что Васильевы забыли ложки, и им было удобно есть палочками.



Кстати про рыбу! За ЛЭП садилось солнце, комары вились роем, на воде постоянно ходили круги, и мы решили дернуть Сашу и Улю половить рыбу, зря что ли спининг везем. Они забросили, и ОНА попалась! Метр, не меньше! Вот на кадре внизу видна волна! Мы побежали с Андрюхой - я с фотиком, он с голыми руками - вынимать ее, но конечно без особой надежды - подсачника нет, камня чтобы размозжить голову тоже. Уплыла, только хвостом вильнула. Напрасно потом девочки забрасывали и забрасывали свой невод, ушла за дальний кордон. Мы потом и спининг тоже утопили.



Комары вдруг все ушли спать, а небо все светилось. Мы сидели на бережку и вспоминали песни, которых уже и не помним. Но когда поход такой кулуарный, можно позволить себе петь по куплету, по полкуплета, все равно так приятно. Поклялись выучить к следующему разу пару песен обратно целиком. А сейчас просто сидели и смотрели на гаснущий день, кто понимает.



У костра еще о чем-то говорили не помню... про Сашины 394 балла по ЕГЭ наверное, прямо красная нить похода. Она кстати еще вечером сидела читала свою химию, Петя к ней подсел и доверительно рассказал, что понимает, зачем учить химию, ведь иначе все может взорваться. Привет Ире.

Какие-то птицы кричали, а другие бесшумно летали на том берегу, и мы пугали детей гигантскими дятлами, живущими под ЛЭП. Хотя на такой тесной стояночке ничего не боишься, ведь никто никак сюда попасть не может. На других, автомобильных, мне порой было жутковато ночью. Понятно, что боишься не медведя или волка, а людей. Но только залезешь в палатку, и твой мирок, и твой страх, и твой холод суживается, сворачивается и засыпает. А дети давно уже спят, поспорив в очередной раз за места в палатке и заняв те же самые, спят, почти не двигаясь до самого утра.



Утром Леша, как всегда, встает в 8 без будильника, бодро вылезает рубить дрова, делать кофе, кашу, мыть посуду с вечера... Такой милый! Меня как дежурную вызвал только пшенку засыпать, и я не подкачала, засыпала целый килограмм, потом резали ножом. Опять же, Васильевым без ложек удобно. А они-то тоже встают рано, и их палатка - это только ширма для уже собранных герметичек, снимают за минуту - и готовы, а мы-то с нулем... Леень....



Но все же выплыли, как обычно, около 11ти, хотя и заходили тучи со всех сторон. И грянул ливень! Свете что - ей главное чтобы Тимоху закрыли пленкой. Говорю - гроза, дождище, давайте пристанем и поставим тент! Зачем да зачем, вот и ткнулись носами в берег уже под потоками воды. С непривычки у детей в пленках образовались настоящие озера. Пришлось мне вылезать под дождь, все равно уже все везде затекло, и сливать эти озера. Напротив нас как раз стояли муж и жена с двумя сеттерами. Мы конечно спортсмены, а они чайники и все время стояли и рыбачили, а собаки неспортивно торчали из среднего отсека как два Хемуля, или мотались по камышам с диким лаем, но почему-то мы все время плыли, а они таки все время стояли впереди. В этом дожде они вообще мирно спали в палатке и даже не вышли на нас посмотреть. А мы были симпатичные.



Ну вот так мы в целом и плыли. То дождь, то солнце, то гребем, то лень. Поход.



Много - много лет мы каждое лето ходили в байдарочный поход с Чиграшами, и еще планируем, и в ощущаем себя малым ответвлением или филиалом, речку все время сранивали с Карелией, а в записках идущих следом за нами Кузнецовым и Казаковым я почему-то все время писала август. Скучали конечно. Самую лучшую стоянку назвали "Карелия".



Но мы так много нарожали детей, что они в грузовые отсеки уже не лезут, а на катамаране скучно. Так что высадили их в отдельные байдарки, и в ближайшее время нам спортивная Карелия не светит, только типа Лух.




Но дети с веслами, половниками, стойками, ножами и топорами - это адски круто, так что мы легко придержим спортивность до готовности детской части к полноценному Большому Походу.





И они очень скоро потянут уже нас за собой. А Ивановская, Нижегородская, Владимирская области - прямо так и ложатся на мои карты в этом году. Сладкая, темная торфяная вода, песчаные берега.




Такие облака! Такая влажность, жизненный сок во всем. Недалеко от цивилизации, и Светка ругалась на мусор на стоянках, но мне как раз кажется природа здесь успешно побеждает. Даже она более агрессивная, чем на Севере, видно больше борьбы, затягивает все зарослями, зеленым разных цветов и оттенков, заболачивает, протекает везде, заваливает. Птиц столько видели! Настоящую сову с совятами на дубу, цапель, ястребов, уток, чаек, трясогузок всяких несчетно.






В старицах - целые бобриные царства. Я пошла как всегда искать грибы (ни одного!), постояла несколько минут тихо, и вдруг понимаю, что на меня смотрят из-за деревьев много пар глаз. Тихо скосила взгляд вниз, попыталась оценить размер зверя по круглым свежим какашкам. Ну хорошо, лось или кабан, но не станут они на меня нападать! Выдохнула. А смотрю - стою я на настоящем бобрином шоссе, от реки до озера - старицы. Привела потом детей, показывать настоящее хитросплетение этих дорог. Они говорят - откуда знаешь, что это не людские? Да они же идут от норы до озера, от озера до другой норы, и аккуратно так подзвавалены свежими зубными спилами осин. Люди так не могут. А вот речных мидий мы ели так же, как и бобры - у них у каждой норы лежала горка пустых раковин! И мы тоже варили, хрустели песочком на зубах. Вкусные, только ползают быстро, Тимоня их ловил, а потом пас до готовности.



Портреты - ближе к концу похода получаются все лучше, лица расслабляются, напитываются влагой и воздухом.





А тут вообще была постановочная серия:





Андрей только очень переживал, что вот сейчас его дочки отпустят в воду венки, а их кто-то местный, с низким баллом по ЕГЭ, подберет. Еле удалось уговорить, что это история не про башмачок.




И такие непостановочные. Лень такое самим придумывать. Большой Поход всегда где-то идет по раз и навсегда придуманному (папой, Николай Степановичем, Витей, Чиграшами, Лехой, Карелией) сценарию, и надо только ухитриться попасть на эту платформу 9 и 3/4, а дальше знай, плыви по течению.









Все наши большие фото здесь
А маленькие здесь

Саунд-трек  - Визбор/ Дихтер "Речка Нара":

Второй Крымский детский поход

Весь поход мы читали "Хоббита", нас тоже было ровно 15, с нами случались все их смешные и ужасные приключения, и все равно лучше Толкина я их не опишу. Фактическая часть - 6 взрослых (включая Улю) на 9 детей (от 4х лет), 3 дня, 21 км, но серьезные наборы и сбросы для детей - поднялись за водопадами от Зеленогорья на Караби-Яйлу, сделали кружок направо, взошли на Сахарную головку и спустились через верх долины Морского.

Вот они, маленькие хоббиты на фоне исполинских гор (после полудневного подъема по адской жаре).


Первый взгляд завхоза на раскладку: эльфийских хлебцев может не хватить...


В прохладных лесах Ривендела.


Последний Домашний приют.


Как часто мистер Бэггинс вспоминал свою норку и свистящий чайник...



Завтракая в последний раз в Ривенделе, он с недоверием всматривался в будущее. Не радовали его красоты горного края, все выше и круче уходящего от прохладных изобильных владений лесного короля...




Последней надеждой на самой вершине (980 м) промелькнул всадник на волшебном скакуне...



И снова изнурительный путь и краткие привалы на крутых скальных выступах или среди таинственных изгибов волшебных деревьев.



Как они манят путников! Красно-белая длань маршрутных меток заставляет их брести и брести, только затем, чтобы, сбросив рюкзаки, снова залезать, тащить, валить, ломать, строить из бесчисленных веток  и поваленных деревьев новые и новые завалы.



Незаметно подошел к концу год.


Но когда уже почти потеряна была надежда, когда кончились портвейн и сахар, а клещи резвились даже на высоких носках Тоса, старые добрые стрелки внезапно вывели наших путников из-под темного полога леса снова на солнечную сторону гор - туда, где так недавно бушевал дракон, опалив своим огненным дыханием сосняки и сады, но вот уже новая поросль пробивается сквозь гарь, книга заканчивается, хлебцев хватило, мама близко!



Рай долины под Перевалом четверых смелых.


Последний спуск - и - мама!


Долго еще мистер Бэггинс будет недоумевать, как его заманили в это тяжелое и опасное предприятие, но как знать, может быть уже осенью его снова потянетут в дорогу...

Все фото похода и вообще этого Крыма здесь